АНГЛИЙСКИЙ РОМАНТИЗМ

Классицизм, создание европейского Возрождения, предполагал ориентацию на классическое искусство Древней Греции и Древнего Рима в духе Возрождения, опирался прежде всего на человеческий разум, доминантной формой была драматическая, трагедия или комедия. В изображении героев придерживался черно-белого деления на героев и злодеев, трагедии писались прежде всего о великих фигурах древности, в крайнем случае недалекого прошлого. Комедия была низким стилем, в ней выступали простые люди, чаще всего под условным именами, наследие площадной народной комедии. Сентиментализм стал реакцией на классицизм. Фокус сдвинулся на индивидуального человека, его внутренний мир и прежде всего, в противовес рациональности Просвещения и классицизма, на эмоциональный мир человека. Наследуя классический взгляд на человека, сентиментализм не противопоставляет человека миру, место человека в мире не подвергается сомнению. Сентиментализм занят прежде всего внутренним миром человека, в лучших своих образцах – разработкой психологической сложности человека и подробным исследованием его психологической, духовной, нравственной, эмоциональной жизни. Сентиментализм в Англии – время разработки романной техники, создание великих романов Лоренса Стерна, Сэмюэла Ричардсона, Генри Филдинга. Основной конфликт сентиментального романа – конфликт порока и добродетели и последующее торжество добродетели. Наследуя воспитательный пафос классицизма, сентиментализм стремится поучать своего читателя, взывая к его чувствам.

Романтизм наследует эмоциональный фокус сентиментализма и даже отчасти его ключевой конфликт, но конфликт добродетели и порока не разрешается в пользу добродетели, а вернее, ставится принципиально по-иному.

Романтизм – одно из самых неоднозначных течений в европейской литературе и одновременно – одно из самых плодотворных. Всем понятно, что такое романтизм, и вместе с тем попытки дать ему узкое научное определение натыкаются на невероятное художественно-философское разнообразие произведений, авторы которых именовали себя и именовались другими романтиками. Была даже написана работа «О разграничении романтизмов» - именно так, романтизмов во множественном числе. В данной лекции романтизм будет пониматься не только как формальное литературное течение, но и как определенная философия, и именно через эту философию мы и попытаемся определить романтизм.

Романтизм – это прежде всего идейная позиция. Романтизм возвращается к богоборческому пафосу Кристофера Марло и Люцифера Мильтона, но основным пафосом становится не просто протест против несовершенства человеческой природы, как у Марло, но против несправедливости устройства мира как такового. Однако основной чертой романтизма является субъективизм, воспринимаемый, впрочем, как объективная оценка реальности. Анализируя текст Марло, мы обращались к библейской Книге Иова как к прототипу богоборческой традиции в европейской литературе. Мы отмечали, что бунт Иова против миропорядка проявляется только тогда, когда несчастья мира обрушиваются на самого Иова. Потеряв имущество и детей, Иов превращается в обвинителя, обращающегося к Богу от лица всего обиженного человечества, но тот факт, что, будучи богатым и счастливым человеком, он не замечал несовершенства мира, заставляет задуматься об подлинной объективности его взгляда на мир.

Иов проецирует свои страдания на весь мир и, вполне поверив в несовершенство мира, искренне обращается к Богу с упреками. Но страдание мира – это прежде всего его собственное страдание, которое он возвел к разряд универсальных категорий. Ровно так же поступает и романтический герой, который практически всегда оказывается героем-богоборцем. Его собственные страдания, истинные или мнимые, проецируются на весь мир, причем при этом романтический герой не замечает подлинных страданий других.

Романтический герой всегда пребывает в состоянии неуспокоенности и страдания, хотя бы и, как выразился Достоевский, великий идейный ценитель и одновременно борец с идеологией романтизма, им самим на себя натащенных страданий. Полная смятения душа героя требует от романтической литературы соответственных средств художественного выражения. Романтизм, в отличие от сентиментализма, исполнен бурных и мрачных страстей, интерес романтизма к природе – это всегда интерес не к пасторали, не к мирным сценам сельской жизни,

Но к сценам бурной, гневной природы, угрожающей самой жизни человека, потому что именно такое состояние дисгармонии и диссонанса и является самым ценным для романтического героя.

Романтический герой – в большой степени условная фигура. Романтики отступают от психологической глубины изображения героев, уже достигнутой в лучших образцах литературы сентиментализма, и превращают своих героев прежде всего в носителей бунтарского миросозерцания. Но тем ярче и выразительнее, тем более броскими получаются герои романтические.

Романтический субъективизм, несогласие героя со своим местом в мире приводит к романтическому бунту – бунту против всего мироздания и его Творца. В этом отношении романтизм является наследником Фауста Марло, Ричарда III и Яго Шекспира, Люцифера Мильтона. Ощущая свои исключительность и величие, герой отказывается смириться с ограниченностью своих человеческих возможностей, с конечностью своей земной жизни, одним словом, со своей тварностью и подчиненностью Творцу. Герой стремится к преодолению своей ограниченности, т. е., по сути дела, своей человечности.

В рамках обычной земной жизни романтический герой стремится к некоему идеальному существованию, к преодолению собственной природы, к достижению богоподобия или даже божественности, которых он достичь не может, потому что ему мешает его смертная природа. Как мы увидим при чтении Байрона, романтический герой, не смирившийся с собственной природой и с собственным ограниченным существованием – это герой всегда побежденный. Важно отметить, что романтический герой понимает, что достижение такого идеала невозможно, иронизирует над собой из-за своего стремления к невозможному, но не отказывается от этого стремления и романтического бунта. Это – знаменитая романтическая ирония.

ОЗЕРНАЯ ШКОЛА [Lake School of Poetry] — название группы поэтов, так наз. «романтиков», широко распространенное в буржуазном литературоведении. В состав О. ш. по внешним и крайне отвлеченным признакам включают гл. обр. трех поэтов: Вордсворта, Кольриджа и Соути (см.). Наиболее существенным признаком «школы» считают то, что эти поэты были «романтиками», жившими в «стране озер», т. е. в изобилующих озерами долинах Кемберленда и Вестморлена. Название О. ш. впервые было применено критиком «Эдинбургского обозрения» в 1802 и у одних, например у Байрона, носило характер презрительной клички, у других служило средством классификации лит-ых явлений.

Выраставшие во время Великой французской революции, воспитывавшиеся на «Исследовании политической справедливости» В. Годвина (см.), поэты О. ш. были слишком слабо связаны со старым порядком, чтобы примкнуть к реакционной литературе аристократического распада — к феодально-идеализаторскому историзму Скотта (см.) или мистицизму Блэка (см.), не говоря уже о Рэдклифф, Мэйчурэне и Льюисе. Но сама «пауперизация»

Делала их изгоями в новом обществе. На первом этапе их объединял своеобразный крестьянский социализм — мечты о с.-х. коммуне в Америке. Ликвидация социального кризиса и реакция, последовавшая за окончанием первого периода Наполеоновских войн, умерили радикализм группы, к-рая прошла через шеллингианство к довольно четкому консерватизму. Но этот консерватизм объективно выражал разное классовое содержание.

Если Вордсворт — идеолог упадочного дворянства, то Кольридж — идеолог городской мелкобуржуазной интеллигенции. Мелкобуржуазный либерализм Кольриджа, перешедший затем в мистицизм, является типично мелкобуржуазным протестом против капиталистической действительности в определенных исторических условиях. Политическая реакционность Вордсворта в конкретных формах является типичным протестом и самообороной английского дворянства против определенных форм утверждения промышленного капитализма. Соути отразил в своем творчестве идеологию мелкого буржуа, приспособившегося к условиям развивавшегося промышленного капитализма, но еще не отдававшего себе отчета, кто является истинным хозяином жизни — капиталист или помещик. Соути хотя и начал с мелкобуржуазного либерализма, но скоро смирился перед действительностью и погрузился в угодливый консерватизм, что дало повод Байрону считать его ренегатом.


Загрузка...