Глазунов Илья Сергеевич

Дата рождения - 10 июня - 1930 Дата смерти - - Народный художник СССР, академик Российской академии художеств, лауреат Государственной премии РФ, ректор Российской академии живописи, ваяния и зодчества, профессор Родился 10 июня 1930 года в Ленинграде. Отец — Глазунов Сергей Федорович, историк. Мать — Глазунова Ольга Константиновна. Супруга — Виноградова-Бенуа Нина Александровна (умерла в 1986 годуСын — Глазунов Иван Ильич, художник. Дочь — Вера Ильинична, художник. Всеобъемлющей страстью, любовью и болью, главной темой творчества И. С.

Глазунова является Россия. Россия, породившая его, давшая своей величественной и трагической историей импульс к творчеству, сформировавшая мировоззрение и выдвинувшая в мир одним из наиболее ярких "провозвестников" и проповедников дела ее пробуждения и возвращения на верный исторический путь, с которого она была сбита Октябрьским переворотом 1917 года и чудовищным коммунистическим экспериментом. К исполнению такой роли Глазунова призывало и происхождение, и будто специально уготовленные испытания судьбы. Он родился в семье, имевшей глубокую и славную родословную.

Сама фамилия Глазуновых исходит из Московской губернии. Двоюродный дед художника был иконописцем, а его брат — дед по линии отца — служил управляющим большим концерном "Джордж Борман" и удостоился чести стать почетным гражданином Царского Села. По линии матери корни родословной идут в VI век, в Чехию, где в то время правила славянская королева Любуша, нашедшая себе, по романтическому преданию, мужа-пахаря. Отсюда и фамилия этой родовой ветви — Флуг (плугС Россией судьба этой фамилии сомкнулась при Петре I, когда прапрадед художника Готлиб был приглашен из Шварцвальда в Санкт-Петербург преподавать фортификацию. По воспоминаниям матери художника, ее двоюродный дядя по фамилии Арсеньев был воспитателем царя Александра II, а двоюродный дед художника, генерал Григорьев, — директором Петербургского кадетского корпуса. Один из сыновей, Юрий, служил старшим офицером на яхте Николая II "Штандарт". Илья Глазунов — художник, вокруг имени которого вот уже несколько десятилетий не стихают споры.

Восторгам публики сопутствует острая критика, несмотря ни на что, интерес к творчеству этого незаурядного человека не ослабевает. "Художником меня сделал Ленинград, — говорит он, — с его громадами стройных домов, его Дворцовая площадь, его Нева, мосты, ветер... Эрмитаж — мерцание будто бы свечей, отраженное в паркете, темные прорывы картин в золоченых рамах... Сколько помню себя — рисовал. Первое мое впечатление в сознательной жизни — кусок синего неба с ослепительно белой пеной облаков, дорога, тонущая в поле ромашек, и таинственный лес вдали. С этого мига словно кто-то включил меня, сказав: “Живи! ”".

Величайшим потрясением отозвалась в душе художника ленинградская блокада, осталась в памяти неотступным кошмаром, когда он, потеряв почти всех родных, умерших у него на глазах, чудом остался жив. 12-летнего мальчика вывезли из осажденного города через Ладогу, по Дороге жизни, под фашистскими бомбами... Память о войне всегда живет в душе художника. Уже будучи взрослым человеком, студентом Ленинградского художественного института имени И. Е.

Репина, он выразил свои впечатления военных лет в картине "Дороги войны", полной истинного драматизма и правды жизни. Глазунов предложил ее в качестве дипломной работы. Академическое начальство единодушно отвергло картину, назвав ее антисоветской, искажающей правду и смысл Великой Отечественной войны советского народа: "Война характерна победой, а вы смакуете отступление советских войск — такого еще не было в советском искусстве". Картину несколько лет не выставляли.

На знаменитой пятидневной выставке, которая проходила в Манеже в 1964 году, он все-таки осмелился ее показать. Однако выставка была закрыта, а картина передана в Дом офицеров, где была уничтожена.

...Эвакуированный из Ленинграда, маленький Илья оказался в старинной деревеньке Гребло, затерянной в дремучих новгородских лесах. Вместе с деревенскими сверстниками копал картошку на поле, работал на гумне, пас колхозное стадо. Эти годы оставили глубокий след в сознании будущего художника, им он во многом обязан пониманием русского характера, ощущением поэтики русского пейзажа. Война еще не кончилась, когда Илья Глазунов вернулся в родной Ленинград. Он поступил в среднюю художественную школу при Институте имени И.

Е. Репина Академии художеств СССР, а затем в институт, где занимался в мастерской народного художника СССР профессора Б. В. Иогансона. То был период поисков своего пути в искусстве, своего понимания реализма — как выражения внутреннего мира человека, передаваемого через правду объективного мира.

Следуя методу русской национальной школы, Глазунов уже на раннем этапе своего творчества много внимания уделял подготовительной работе, этюдам, пластическому решению композиции. В Институте имени И. Е.

Репина 25-летний студент Илья Глазунов встретил женщину своей судьбы, которая стала его супругой, Нину Александровну Виноградову-Бенуа. Происходила она из известной всем любителям искусства семьи Бенуа. Ее дядя Н. А. Бенуа 30 лет был главным художником "Ла Скала", другой родственник — всемирно известный режиссер и актер Питер Устинов. Его мать — родная сестра бабушки Нины Александровны — была дочерью архитектора и ректора Императорской Академии художеств Леонтия Бенуа, родного брата Александра Бенуа. Первая выставка 26-летнего ленинградского студента Ильи Глазунова состоялась в начале февраля 1957 года в Центральном доме работников искусств в Москве.

Невиданный громадный успех, отозвавшийся волной публикаций в мировой прессе, возвещавшей о мощном ударе по социалистическому реализму, нанесенном молодым художником, поставил это событие в разряд исторических явлений. Основанием для проведения выставки послужило получение Глазуновым Гран-при на Всемирной выставке молодежи и студентов в Праге. Художник представил 80 графических и живописных работ.

В их создании выразилось творческое кредо художника-реалиста, понимающего реализм по Достоевскому — "в высшем смысле этого слова". "Нет ничего фантастичнее реальности" или, как говорил один из любимых художников Глазунова — М. А. Врубель, "только реализм родит глубину и всесторонность".

Поток зрителей, желавших попасть на выставку, нарастал с каждым часом, а в день ее обсуждения властями была вызвана для укрощения страстей милиция, что впоследствии стало атрибутом и других выставок Глазунова. Официальная критика на первых порах пребывала в шоковом состоянии, затем по поводу творчества молодого художника разгорелась жестокая полемика, разделившая публику на два непримиримых лагеря. И сегодня имя Ильи Глазунова — своего рода лакмусовая бумажка, которая сразу выявляет мировоззрение человека. Не случайно один из великих писателей современности недвусмысленно сказал: "Тот, кто против Глазунова, тот против России.

И наоборот". Зрители и авторы публикаций, приветствовавшие появление дерзкого таланта, отмечали его глубоко национальный характер, говорили о правде жизни и поэтическом видении, об открытии новых и свежести трактовки таких вечных тем, как любовь, об особой чуткости к темам трагического звучания и необыкновенной для возраста художника глубине проникновения в мир своих героев. Другие в его творчестве усматривали увлеченность западными веяниями, упадничество и пессимизм. Именно в таком духе велось обсуждение выставки в высших партийных инстанциях, которого удостоился дотоле неизвестный студент. После закрытия выставки идеологические баталии вокруг нее не закончились, что в немалой степени осложняло всю дальнейшую судьбу Глазунова. Большинство исследователей да и сам художник выделяют четыре основных цикла в его творчестве. Жизнь современника, поэзия будней большого города — тема его лирического "Городского цикла", в который входят такие картины, как "Ленинградская весна", "Город", "Последний автобус", "Ушла" и др.

Для города Глазунова характерно особое психологическое настроение, передающее состояние духа художника. Порой Глазунов выражает настроение своего лирического героя, показывая город, увиденный его глазами. Гордиться славой своих предков не только можно, но и должно, не уважать оной — есть постыдное равнодушие" — эти слова Александра Сергеевича Пушкина стали девизом Глазунова в работе над циклом "История России". Более 40 лет посвятил художник циклу "История России" и продолжает его.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector