Афоризмы о писателях

Обзор «Афоризмы, крылатые слова, высказывания»

  • Специфика интегрированного урока литературы — часть 2

    Возможен и другой способ построения интегрированного урока, который условно назовем центрическим. При таком способе сведения из источников, принадлежащих разным научным дисциплинам и видам художественного творчества, группируются вокруг самого предмета обсуждения. Основная цель такой группировки — сопоставить эти сведения между собой, выявить общность и различие в подходах к эпохе, государственному деятелю или другому историческому лицу, художественному произведению, т. е. предмету обсуждения, выявить своеобразные, характерные только для данной области знания или искусства приемы рассмотрения объекта, приемы его художественного воплощения. В этом отношении интересны слова В. Г. Белинского о различиях в изображении жизни в научных сочинениях и художественном творчестве: «Политико-эконом, вооружась статистическими числами,...

  • Специфика интегрированного урока литературы — часть 1

    Наряду с общими чертами существуют значительные различия между интегрированным уроком и уроком с использованием межпредметных связей, который хорошо известен учителю. Опора на уроках литературы на межпредметные связи является закономерным этапом подготовки учителя и школьников к проведению интегрированного урока. Так, в полифункциональном и многоаспектном понятии «межпредметные связи» выделены аспекты: общепедагогический, рассматривающий их как условие и средство комплексного подхода к изучаемому материалу, к обучению школьников; методические — как условие и средство интенсификации обучения конкретному учебному предмету. Среди методических связей выделяются содержательно — Информационные связи, Т. е. связи по фактам, понятиям, идеям, законам, составляющим содержание родственных, а иногда и неродственных предметов. Установление Содержательных...

  • К «новому латиноамериканскому роману» (К Я. Огнева) — часть 10

    550 Фончито, в безудержной игре эротической фантазии — с обоими. Но соучастие оборачивается тоже ненадежной, краткой формой близости. По общей тональности «Похвальное слово» гораздо мрачнее «Тетушки Хулии», где обыгрываются сходные мотивы. Трое взрослых в доме оказываются игрушками в руках коварного маленького Амура, чей лик искажает в финале дьявольская ухмылка. Он рано познает жестокую радость от управления чужими судьбами. Инфернальный ребенок словно вышел из-под игривого пера Педро Камачо, столь невероятна вся история. Но она развивается, следуя закономерности, выявленной Марио Варгасом Льосой: зло властвует там, где нет любви. Человеческое естество, плоть, предстает у Льосы как одна из самых уязвимых сфер в поединке...

  • К «новому латиноамериканскому роману» (К Я. Огнева) — часть 9

    Маркес размечает происходящее по минутам, «укрупняет» каждый кадр воспоминаний очевидцев. Мгновения для него значимы и полны смысла, и он замедляет, повторно прокручивает их. Красота последнего дня жизни человека вопиет о ценности и красоте человеческой жизни вообще. В процессе работы Маркес последовательно менял точку художественного ориентира. Сначала хотел строить повествование вокруг образа жертвы, потом вокруг самого факта преступления и лишь под конец сфокусировал внимание на Анхеле Викарио и ее любви к обманутому мужу. Перемена замысла оставила следы в повести, превратившись в эффектный прием: смена ракурсов осмысления «истории объявленного убийства» как бы постепенно помогает приоткрыть ее философский и моральный итог. Кровавая драма...

  • К «новому латиноамериканскому роману» (К Я. Огнева) — часть 8

    На пересечении двух таких способов отношения к прошлому — как к легко восстановимой реальности и как к сказке — строится монументальное здание романа «Сто лет одиночества». Слово «вспомнит» как своеобразный ключ для вхождения в запутанное повествование о роде Буэндиа встречается в первой же фразе. Воспоминание полковника Буэндиа, что стоит у стены в ожидании расстрела, дает доступ к такому объему художественного пространства, который сопоставим лишь с тем, который описал в известном рассказе «Тайное чудо» Борхес, растянувший эту «минуту в ожидании расстрела» на добрый кусок жизни. В романе Маркеса так легко удается забегать в будущее именно потому, что он соткан из «неподвижного...

  • К «новому латиноамериканскому роману» (К Я. Огнева) — часть 7

    С выходом первого же романа в творчестве Фуэнтеса четко обозначаются две тенденции: стремление дать художественное осмысление историко-философских проблем мексиканской жизни и стремление максимально обновить повествовательную технику и 539структуру романа. «Край безоблачной ясности» с его многоголосием, с перебивкой внутренних монологов и коллажами становится пробным шаром в области этих исканий. Временной остановкой на пути эксперимента окажутся два его следующих романа — «Спокойная совесть» (1959) и «Смерть Артемио Круса» (1962). «Спокойная совесть» —предыстория одного из эпизодов «Края...», воспитание чувств юного провинциала, религиозный кризис, отказ от иллюзий. Хайме Себальос, поколебавшись, из двух вариантов бытия — «по совести» и со «спокойной (т. е. усыпленной) совестью»...

  • К «новому латиноамериканскому роману» (К Я. Огнева) — часть 6

    535никем не услышанной исповеди, становится материалом для нового диалога—с потомками, с «католическими королями», с Богом. Спор опять идет о человеке, об истории истинной и мнимой, о судьбе вновь открытого континента. Особый акцент Карпентьер делает на противоречивости образа первооткрывателя. Перед нами одновременно и плут, и купец, и Странствующий Рыцарь моря. Отсюда —смещение критериев, при помощи которых этот персонаж оценивает свой жизненный путь. То это долг церемонного придворного, вассала королевы, во славу которой он педантично проделывает весь ритуал передачи открытых им земель во владение испанской короны перед толпой голых индейцев, не понимающих, что странные жесты чужеземца решают их участь, то критерии христианства,...

Posts navigation