Мир А. Н. Островского — часть 2

В пьесе Островского сталкиваются два купеческих поколения: отцы в лице Большова и дети в лице Липочки и Лазаря. Различие между ними сказывается даже в говорящих именах и фамилиях. Большов – от крестьянского большак, глава семьи, и это очень знаменательно. Большов – купец первого поколения, мужик в недалеком прошлом.

Сваха Устинья Наумовна так говорит о семействе Большовых: А они-то разве благородные? То-то и беда, яхонтовый! Нынче заведение такое пошло, что всякая тебе лапотница в дворянство норовит.

Вот хоть бы и Алимпияда-то Самсоновна… происхождения-то небось хуже нашего. Отец-то, Самсон Силыч, голицами торговал на Балчуге; добрые люди Самсошкою звали, подзатыльниками кормили.

Да и матушка-то Аграфена Кондратьевна чуть-чуть не паневница – из Преображенского взята. А нажили капитал да в купцы вылезли, так и дочка в прынцессы норовит. А все это денежки.

Разбогатев, Большов порастратил народный нравственный капитал, доставшийся ему по наследству. Став купцом, он готов на любую подлость и мошенничество по (*48) отношению к чужим людям. Он усвоил торгашеско-купеческое не обманешь – не продашь. Но кое-что из прежних нравственных устоев в нем еще теплится.

Большов еще верит в искренность семейных отношений: свои люди сочтутся, друг друга не подведут. Но то, что живо в купцах старшего поколения, совершенно не властно над детьми.

На смену самодурам большовым идут самодуры подхалюзины. Для них уже ничто не свято, они с легким сердцем растопчут последнее прибежище нравственности – крепость семейных уз. И Большов – мошенник, и Подхалюзин – мошенник, но выходит у Островского, что мошенник мошеннику рознь. В Большове еще есть наивная, простодушная вера в своих людей, в Подхалюзине осталась лишь изворотливость и гибкость прощелыги-дельца. Большов наивнее, но крупнее.

Подхалюзин умнее, но мельче, эгоистичнее.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector