Момджян Хачик Нишанович. Французское Просвещение XVIII века (главы) Предисловие

Момджян Хачик Нишанович. Французское Просвещение XVIII века (главы)
Предисловие.

века Просвещения подвергли острой критике ущербные социально-экономические и политические отношения феодализма, деспотическую монархическую власть, правовые, политические, философские, религиозные концепции, защищавшие неограниченное господство феодальных сословий над народом.) этические и эстетические кодексы были развенчаны французскими просветителями XVIII века. Неотразимой была сила этой революционной критики, ибо она выражала гнев, чаяния и надежды не только предреволюционной буржуазна Франции, но и всего угнетенного французского народа. Характеризуя французское Просвещение XVIII столетия, его наиболее радикальных представителей, Ф. Энгельс писал: "Великие люди, которые во Франции просвещали головы для приближавшейся революции, сами выступали крайне революционно. Никаких внешних авторитетов какого бы то ни было рода они не признавали. Религия, понимание природы, общество, государственный строй - все было подвергнуто самой беспощадной критике"1, Ф. Энгельс с полным основанием констатировал, что во Франции XVIII столетия "философская революция предшествовала политическому перевороту"2.)-XVII столетий, французского свободомыслия предыдущей эпохи. Разумеется, французское Просвещение XVIII века нельзя рассматривать как простое продолжение предшествующих прогрессивных социально-политических, философских, этических и эстетических идей, ибо оно отражало более высокий этап борьбы против феодализма и абсолютизма. Радикализм разрыва с феодальной действительностью во Франции XVIII века должен был определить и определил радикализм, новизну антифеодальных идей французских просветителей.) в свою очередь стимулировали дальнейшее развитие научной мысли, вооружали ее передовой методологией, отвергали все разновидности идеализма, агностицизма; всякие попытки объяснить реальный мир, выходя за его пределы и прибегая к иррациональным, религиозно-мистическим построениям.) прогрессу, утверждению новых общественных отношений. В числе многих других передовые люди России, поднявшиеся на борьбу против царизма, крепостничества, господствующей религии и церкви, против обскурантизма, брали на вооружение лучшее из наследия французского Просвещения.) Еще до революции 1789-1794 годов королевская власть, католическая церковь преследовали глашатаев свободы и разума, бросали их в тюрьмы, вынуждали покидать родину, сжигали их труды рукой палача, рассчитывая, видимо, испепелить на кострах "нечестивые и мятежные" идеи и призывы.) и других столпов Просвещения.) Дамирон и сходные писатели), создано немало работ о французском Просвещении, и в особенности о французских материалистах XVIII века, с единственной целью - исказить и принизить сущность их исторической роли, теоретически развенчать и обезвредить их идеи.) и в определенных границах расширили наши знания, но, несмотря на заверения в своей объективности при оценке исследуемых проблем, в действительности исказили суть идей французского Просвещения, и в особенности французских материалистов XVIII века. Отсутствие в произведениях Мелье, Ламетри, Дидро, Гельвеция, Гольбаха спекулятивной гносеологии идеалистического толка считалось достаточным основанием для того, чтобы отказать французским материалистам в звании философов. Французский материализм в этих книгах расценивался как выражение наивной веры в объективное существование внешнего мира, как разновидность наивного, "немыслящего" реализма и т. п. Ланге, Сури и другие неокантианцы пытались доказать "бесплодный" характер материализма, отсутствие в нем "конструктивных" идей. Обрушиваясь на французский материализм, буржуазные историки философии неизменно связывали это с борьбой против современного им материализма - материализма Маркса, Энгельса, Ленина.

Другая группа буржуазных исследователей французского Просвещения, и в особенности его материалистического крыла (П. Жане, С. Рейнак, П. Ланфрей, А. Кейм и др.), ставила задачу реабилитации деятелей французского Просвещения, французского материализма XVIII века в глазах реакционной буржуазии, но осуществляла эту реабилитацию путем выхолащивания революционной сущности учений Дидро, Гельвеция, Гольбаха и их единомышленников, путем отрицания их материализма и атеизма.

Отвергая нигилистическое отношение к передовому культурному наследию, классики марксизма-ленинизма по достоинству оценили роль прогрессивных идей прошлого. Создатели нового революционного учения, новой материалистической философии отнеслись к предыдущей революционной мысли с глубоким интересом. Творцы новой, высшей формы материализма - Маркс и Энгельс высоко оценили историческую роль французского Просвещения, французского материализма, отстаивали их от нападок идеалистов и фидеистов.

Уже в "Святом семействе" Маркс и Энгельс выступили против Бруно Бауэра, который стремился с гегельянских позиций принизить роль французского материализма XVIII века в критике и разоблачении всей системы Феодализма и феодально-религиозной идеологии, превратить его в простую разновидность спинозизма. В сжатом и поистине гениальном очерке развития материализма XVII-XVIII веков Маркс раскрыл коммунистические тенденции материализма, историческую и логическую связь между французским материализмом XVIII века и утопическим социализмом Сен-Симона, Фурье, Оуэна и их лучших последователей.

Мы уже отметили высокую оценку Энгельсом французского Просвещения XVIII века в подготовке французской буржуазной революции 1789-1794 годов. Добавим к сказанному, что Энгельс настойчиво рекомендовал использовать наследие передовых мыслителей Франции XVIII века в борьбе рабочего класса, народных масс против капиталистического строя, который поддерживает многое из того, что было предметом ожесточенных атак великих представителей французского Просвещения.

Эта важная мысль Энгельса была поддержана и развита Лениным. В статье "О значении воинствующего материализма" Ленин обратил особое внимание на то, что наиболее передовые французские мыслители XVIII века сделали из материализма прямые, неприкрытые атеистические выводы, превратили материалистическую философию в идейное оружие борьбы против крепостничества в учреждениях и идеях. Ленин призывал широко распространять боевую атеистическую литературу XVIII века и выражал уверенность, что "бойкая, живая, талантливая, остроумно и открыто нападающая на господствующую поповщину публицистика старых атеистов XVIII века"3 не утратила своей силы в борьбе против религиозных заблуждений. Отказ от использования этого наследия вследствие его якобы устарелости, ненаучности, наивности и т. п. Ленин называл проявлением "ученой" софистики, прикрывающей либо педантство, либо полное непонимание марксизма. Ленин писал: "... чураться союза с представителями буржуазии XVIII века, т. е. той эпохи, когда она была революционной, значило бы изменять марксизму и материализму..."4

Ленин осуществлял этот союз, когда в труде "Материализм и эмпириокритицизм", разоблачая махизм, ссылался на борьбу материалиста Дидро против субъективного идеалиста Беркли. На примере великого материалиста Дидро Ленин показывал, каким должно быть научное, материалистическое понимание и решение основного вопроса философии - вопроса об отношении мышления к бытию.

Попытки искажения взглядов французских материалистов подверглись Лениным решительной критике. Известно, как резко он критиковал А. М. Деборина, пытавшегося в статье "Диалектический материализм" приписать французским материалистам что-то вроде кантовского противопоставления "вещи в себе" явлениям и на этой основе причислить этих мыслителей к "умеренным" агностикам.

По достоинству оценивая значение французского Просвещения, и в частности французских материалистов XVIII века, рассматривая материализм Дидро и его единомышленников как важный этап развития передовой философии, защищая ее от нападок религиозно-идеалистического лагеря, классики марксизма-ленинизма одновременно вскрыли историческую и классовую ограниченность этого материализма, его слабые стороны, отсутствие у его представителей диалектического метода и материалистического взгляда на историю, на общественные отношения. Высоко оценивая историческую роль французского Просвещения, и в частности французских материалистов, их важное место в истории прогрессивной мысли, подчеркивая возможность и необходимость использования марксистами достижений материалистической и атеистической мысли Франции XVIII столетия, классики марксизма-ленинизма указывали тем не менее на неправомерность стирания принципиальных граней между домарксовским и марксистским материализмом.


Загрузка...