Момджян Хачик Нишанович. Французское Просвещение XVIII века (главы) Социально-политические и идейные предпосылки французского Просвещения XVIII века

Момджян Хачик Нишанович. Французское Просвещение XVIII века (главы)
Социально-политические и идейные предпосылки французского Просвещения XVIII века

поступательном развитии должно было привести к уничтожению феодальных отношений и к победе буржуазного строя. "Победа буржуазии означала тогда, - писал К. Маркс, - победу нового общественного строя, победу буржуазной собственности над феодальной, нации над провинциализмом, конкуренции над цеховым строем, дробления собственности над майоратом, господства собственника земли над подчинением собственника земле, просвещения над суеверием, семьи над родовым именем, предприимчивости над героической ленью, буржуазного права над средневековыми привилегиями"1.) в руках господствующих феодальных сословий - дворянства и духовенства. Светская и духовная аристократия, составлявшая не более одного процента населения Франции, владела более чем третьей частью земли и держала в кабале многомиллионные массы французского крестьянства. Многочисленными феодальными поборами и повинностями она грабила французскую деревню и обрекала ее на упадок и разорение. "... Феодальное право узаконило захваты, простиравшиеся на все силы природы, на все растущее, двигающееся и дышащее. На воду рыбных рек, на пылавший в печи огонь, на котором пекся жалкий хлеб, содержавший в себе примесь овса и ячменя; на ветер, приводивший в движение мукомольные мельницы; на вино, сочившееся из виноградных тисков... Крестьянин не мог ни выйти на дорогу, ни перебраться через речку по шаткому деревянному мосту, ни купить на сельском рынке аршин сукна или пару деревянных башмаков, не наталкиваясь при этом на каждом шагу на хищных и скаредных феодалов"2.) нарост на теле нации. Они были свободны от всякой общественно полезной деятельности. Большинство феодалов покинуло поместья и прожигало жизнь в городах, передоверив все хозяйственные функции наемным управляющим. Земельная аристократия не проявляла никакого интереса к рациональной организации сельского хозяйства и вооружению его более совершенными орудиями производства. Существовавшие законы запрещали аристократии заниматься торгово-промышленной деятельностью, что еще более содействовало паразитизму господствующего класса, который поглощал значительную долю общественного дохода. Под страхом наказания королевская власть принуждала крестьянство нести феодальные повинности, оплачивать существование "благородного сословия".) аристократии состояли своеобразными "пенсионерами" правительства. Привилегированные сословия были почти полностью освобождены от налогов.) Наличие "голубой крови" делало излишним наличие дарований, энергии, личных заслуг для получения государственных постов. Чем больше аристократия теряла свой удельный вес в экономической жизни страны, тем ревнивее она оберегала свои политические права и тем решительнее ополчалась против всяких "мятежных" идей о равенстве в правах и обязанностях. На страже интересов господствующих феодальных сословий, их безнадежного и обреченного дела стояла абсолютная монархия, переживавшая после Людовика XIV период упадка и разложения.)- с другой. Прошло время, когда в борьбе против тех или иных феодальных группировок абсолютная монархия прибегала к помощи буржуазии и социальных "низов". Перед угрозой нарастающего антифеодального движения отходила па второй план мелкая грызня между королевской властью и церковью, между королем и феодальными парламентами. Теперь весь аппарат государственной власти был занят тем, чтобы сохранить ветхое здание феодализма, расправиться с силами, которые с возрастающей энергией и смелостью атаковали его со всех сторон.)"нечестивые" и "мятежные" книги, заключала их авторов в казематы Бастилии и Венсенского замка. В интересах господствующих феодальных сословий она сохраняла свод средневековых законов и установлений, которые задерживали развитие торговли и промышленности.) договор, заключенный в 1786 году с Англией, который ставил под серьезный удар французских промышленников. Обессиленная французская абсолютная монархия была не в состоянии отстоять французские колонии от английских захватов. В результате Семилетней войны Франция потеряла Канаду, Луизиану и другие колониальные владения.) двух коронованных ничтожеств государственный долг рос с катастрофической быстротой и к 1787 году достиг 1200 тыс. ливров. Несмотря на то что стране была доведена до полного финансового банкротства, баснословные суммы расходовались на содержание погрызшего в разврате королевского двора, на свору царедворцев, фаворитов и фавориток, которые прожигали жизнь, руководствуясь девизом: "После нас хоть потоп". Шумными балами и маскарадами власть имущие пытались заглушить отдаленный еще, но все нараставший гул всенародного возмущения.) промышленности и торговли, к XVIII веку превратился в реакционную силу, тормозившую дальнейший общественный прогресс. Развитие капитализма властно требовало упразднения этой силы.)

тяжких налогов - десятина. В стране насчитывалось свыше тысячи монастырей, многие из которых являлись крупными феодальными хозяйствами. Артур Юнг писал в "Путешествии по Франции": "Я был в Сен-Жермеиском аббатстве... Это самое богатое аббатство во всей Франции; аббат получает 300 тыс. ливров дохода. Я теряю терпение, когда вижу подобное распределение таких крупных доходов; это годится для X, но не для XVIII в. Сколько ферм можно было бы основать на четвертую часть этого дохода! Какую репу, капусту, картофель, клевер, каких баранов и какую шерсть можно было бы получить! Разве они не лучше, чем толстый боров - священник?.. Я ищу хороших фермеров, а встречаю лишь монахов и государственные тюрьмы!"3)- от земельной собственности, феодальных прав и десятины - церковь получала 350 млн. ливров в год. Одно аббатство Клюни имело ежегодно дохода 1800 тыс. ливров. Несмотря на эти громадные поступления, церковь не платила налогов и лишь время от времени добровольно вносила в казну ту или иную ею же установленную сумму.) к себе. Маркиз д'Аржансон в июне 1754 года внес в свой дневник следующую запись: "Революции можно опасаться теперь более, чем когда-либо... Если она случится в Париже, то дело начнется с растерзания на улицах некоторых священников, даже самого парижского архиепископа, потом набросятся и на других, так как народ смотрит на них как на истинных виновников всех наших бед"4. Эти слова в некотором отношении оказались пророческими. Известно, что днем раньше взятия Бастилии, 13 июля 1789 года, восставшие массы разгромили монастырь св.. Лазаря.)"божественной благодатью" и увековечивала феодальную систему, окружала власть короля, права и преимущества господствующих сословий ореолом святости. Она неустанно внедряла в сознание масс идею о божественном происхождении королевской власти, сословного неравенства, феодальных отношений, о святости феодальной собственности.) вступать в мелкие распри с королевской властью и отстаивать от ее поползновений те или иные своп привилегии, это не мешало ей усердно воспитывать массы в духе рабской покорности монарху. Определение Энгельса, согласно которому церковь выступала "в качестве наиболее общего синтеза и наиболее общей санкции существующего феодального строя"5, находит свое полное подтверждение и в дореволюционной Франции.

Во Франции, как и в других европейских странах, католическая церковь издавна была яростным врагом всякого свободомыслия. Она стремилась задушить науку и научное мировоззрение, сохранить философию в роли "служанки богословия". Бдительно контролируя всякое печатное и устное слово, она пыталась жестокими инквизиторскими мерами искоренить "ересь", под которой разумела все, что могло пошатнуть устои феодализма и деспотизма, авторитет религиозного мировоззрения.

На основе развития капитализма во Франции шел процесс образования нации, постепенного стирания социально-экономических, этнографических, языковых и прочих особенностей отдельных провинций и районов страны. Этот исторически прогрессивный процесс сталкивался с непрекращающимися попытками церкви разжечь вражду между французскими католиками и протестантами, папистами и янсенистами. Кровавые столкновения на почве различия вероисповеданий нарушали общественный порядок, тормозили развитие промышленности и внутренней торговли, отвлекали силы антифеодального лагеря от борьбы против истинного врага - привилегированных феодальных сословий и феодальной системы в целом.


Загрузка...