Момджян Хачик Нишанович. Французское Просвещение XVIII века (главы) Социально-политические и идейные предпосылки французского Просвещения XVIII века

В действительности французское просветительство XVIII в. явилось более высоким этапом в развитии идейной борьбы восходящей буржуазии. Оно было порождено специфическими условиями Франции XVIII века, где борьба между феодализмом и антифеодальными силами приняла относительно бескомпромиссные и резкие формы. Идеологи окрепшей в XVIII веке французской буржуазии, и в особенности представители материалистического направления, не могли довольствоваться ни дуализмом Декарта, ни скептицизмом Бейля. Это были пройденные этапы идеологической борьбы. Наиболее смелые и последовательные французские просветители не могли удовлетвориться робким, обремененным теологическими непоследовательностями английским материализмом XVII века. Их не устраивал и непоследовательный, внутренне противоречивый сенсуализм /1окка, который мог вести и к материализму, и к идеализму. Они решительно отмежевались от английского деизма, рассматривая его как последнее убежище спиритуализма.

Еще меньше французские материалисты XVIII века могли удовлетвориться некритическим восприятием социально-политических, социологических и этических взглядов передовых английских мыслителей XVII века: взгляды эти отражали иные, чем во Франции, условия становления капиталистического строя.

Если английская буржуазия шла к власти путем компромисса с аристократией, характерным выражением которого явилась так называемая славная революция 1688 года, то французская в силу создавшихся исторических обстоятельств завоевывала политическое господство в открытой борьбе с феодализмом, кульминационным пунктом которой стала революция 1789-1794 годов. По этой причине французские просветители развили, обогатили, критически преобразовали достижения передовой английской социально-политической мысли соответственно особым задачам своего класса.

Прочно опираясь на все достижения передовой науки, французский материализм XVIII века пытался использовать их в борьбе против идеализма и религии. Но как велики были эти достижения и насколько они могли подкрепить современную им материалистическую философию?

Возникновению французского материализма XVIII века предшествовало почти трехвековое развитие нового естествознания, вызванного lt; жизни зарождением и развитием капиталистического способа производства. За этот период новые открытия и изобретения успели существенно подорвать основы религиозного мировоззрения, обнаружить всю несостоятельность и наивность библейских представлений о мире, свалить один за другим фетиши христианизированной аристотелевской натурфилософии.

Естествознание шаг за шагом освобождалось от мертвящей власти религии и церкви. Смертельный удар, нанесенный Коперником библейской космогонии, канонизированной церковью гелиоцентрической системе, Энгельс оценивал как революционный акт на пути к достижению естествознанием своей независимости от религиозных догм. Джордано Бруно, Галилей и Кеплер намного расширили брешь, пробитую Коперником в религиозно-догматическом мировоззрении. Своими открытиями они подтверждали силу человеческого разума, его способность познавать глубочайшие тайны природы, объяснять ее, не прибегая ник каким сверхъестественным началам и причинам.

Потребности развития производительных сил привели к тому, что новое естествознание в противоположность схоластике повернулось лицом к "бренной" природе, обратилось к экспериментальному изучению свойств материи, законов движения земных и небесных тел, к устаноshy;влению математических выражений этих законов. Достигнутые в этой области успехи постепенно подготовляли торжество важнейших принципов материалистической философии о вечности и несотворенности материи и движения, великая честь открытия которых в XVIII веке принадлежит также гению русского народа - М. В. Ломоносову.) изучение человеческого организма. Крупнейшим успехом физиологии XVIII века явилось открытие Гарвеем кровообращения. Наука постепенно накапливала материал, который давал возможность обосновать решающее утверждение материалистической философии о первичности материи и вторичности мышления, о существовании материального мира независимо от человеческого сознания. Значительным шагом в этом направлении были работы, которые устанавливали зависимость психических явлений от состояния человеческого тела и тем самым подготовляли выводы, отрицающие субстанциальность души.)- учение о вихреобразном движении материи как основе развития Вселенной - вплотную подводила к мысли, что движущаяся материя может без всякого вмешательства бога порождать все разнообразнейшие предметы и явления мира. К тому же выводу приводили людей более последовательных, чем сам Ньютон, открытые им основные законы механического движения материи, и в особенности закон всемирного тяготения.

Работы Ньютона явились естественнонаучной основой учения французских материалистов о движении как всеобщем начале, пронизывающем Вселенную. Но, опираясь на Толанда, французские материалисты в отличие от Ньютона рассматривали материю как активное начало и отвергали учение о божественном первом толчке, якобы сообщающем первоначальное движение косной и неподвижной материи. Немаловажное значение для развития французского материализма имели труды Ньютона и его последователей, посвященные природе света и законам его распространения.

Французские просветители, и в особенности материалисты, пристально изучали первые достижения передовой биологической мысли, благодаря которым постепенно вытеснялись религиозные и спиритуалистические взгляды на сущность жизни, виталистические и телеологические представления и устанавливались естественные причинно-следственные связи и закономерности жизненных процессов. Биология была тогда очень далека от сколько-нибудь широких научных обобщений. Однако работы Гарвея, Мальпиги, Сваммердама, Реди, Левенгука в области анатомии, физиологии и эмбриологии уже давали материал для обоснования материалистической мысли, о том, что жизненные явления столь же познаваемы, как и все другие, и имеют в своей основе не какие-то мистические и иррациональные начала, а естественные физико-химические процессы.

Своеобразной энциклопедией естествознания была для французских просветителей XVIII века многотомная "Естественная история" Бюффона и его сотрудников. Прогрессивный мыслитель, слегка замаскированно потешавшийся над "религиозной премудростью", человек обширных знаний, Бюффон, вступая в противоречие с господствующими взглядами в естествознании, сделал попытку свести воедино важнейшие достижения естественных наук своей эпохи и тем самым оказал неоценимую услугу французскому материализму. Его отдельные догадки об эволюционном развитии органического и неорганического мира были заострены против грубого и наивного религиозно-догматического мышления.

Из сказанного можно заключить, что в середине XVIII века естественные науки, порвав по существу свои связи с религией и метафизикой, сделали значительный шаг вперед в материалистической интерпретации явлений природы. "Метафизика XVII века, - пишет Маркс, - еще заключала в себе положительное, земное содержание (вспомним Декарта, Лейбница и др.). Она делала открытия в математике, физике и других точных науках, которые казались неразрывно связанными с нею. Но уже в начале XVIII века эта мнимая связь была уничтожена. Положительные науки отделились от метафизики и отмежевали себе самостоятельные области"31.

Следует вспомнить, что в рассматриваемую эпоху развитие различных отраслей естествознания шло весьма неравномерно. В то время как механика твердых тел и связанная с нею математика достигли высокого уровня, химия, биология и другие естественные науки находились еще в младенческом состоянии. Гегемония механики выражалась в том, что ее законы абсолютизировались, возводились в ранг всеобщих и к ним стремились свести биологические, химические и прочие закономерности. Этот механистический подход к явлениям природы не мог не сказаться и на французском материализме XVIII века.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector