Неоромантизм в литературе

Неоромантизм – направление в английской литературе, генетически восходящее к романтизму. Характерные черты; неприятие действительности, сильная личность, духовно неукротимая, романтизм и максимализм чувства; страсти, напряженность фабулы, экзотика и. т.д.

Наиболее ярко эти черты проявились в творчестве Р Л .Стивенсона (теоретик направления), Р. Киплинга, А. КДойла, Э. Л.Войни. В русской литературе представителями неоромантизма отчасти можно считать Л. Андреева, К. Бальмонта, З. Гиппиус Наивысший период расцвета — 90-е г. XIX в

Неоромантизм (от нем. Neuromantik) — одно из многочисленных определений, использовавшихся писателями и критиками рубежа XIX —XX вв. дЛя описания переходности культуры от «старого» к «новому» — «современному», «модерному», «молодому». Неоромантизм должен рассматриваться в соотношении с другими обозначениями культурологического сдвига — натурализмом, импрессионизмом, символизмом. Неоромантизм не стал общеупотребимым термином, так как обозначал, скорее, не конкретные стилистические признаки, а их общее свойство, некий «дух времени», в результате чего был постепенно поглощен другими сходными по содержанию концептами.

Впервые о неоромантизме заговорили на рубеже 1880—1890-х годов в берлинской артистической среде. Требование неоромантизма подразумевало возобновление великой национальнойтрадиции, а также «юношеский» протест нового литературного поколения против позитивистской системы ценностей, бескрылого натуралистического бытописательства.

В Великобратании неоромантика означала модификацию английской традиции «авантюрного романа» (romance) в творчестве У. Коллинза, Р. Хаггарда, Р. Л.Стивенсона, А. Конан-Дойла. Главным ее признаком выступает экзотичность темы (Индия, Южная Африка, арабский Восток, Индокитай), приближенная к запросам массового читателя, который в свете, например, англо­бурской войны интересуется тем, что происходит на дальних рубежах империи. Непременный атрибут этой темы — «другая страна» («Остров сокровищ» Стивенсона, «Копи царя Соломона» Хаггарда) и детективность сюжета («Лунный камень» Коллинза, рассказы о Шерлоке Холмсе Конан-Дойла).

В российском литературоведении 1930— 1980-х годов нечастые отсылки к неоромантизму были либо идеологизированы (в рамках общей жесткой трактовки декаданса и модернизма), либо призваны обозначать что-то обособившееся от декаданса, но так и не примкнувшее к реализму.

Условно неоромантичность творческих эстетик «начала века» можно связать с мотивами упрощения, примитива, новой вещности, конкретики делания, героики, личного кодекса поведения и т. п. Для нее характерны лично сформулированные классичность и образцовость, которые на уровне художественного языка призваны противостоять как эклектичности, размытости стилей «конца века»То есть Неоромантизм — симптом культурологического сдвига. В целом это трагическое мироотношение. Его конституируют ярко выраженные Оппозиции: хаос и порядок, бессознательное и сознательное, культура и побег от культуры, маски и лицо, революционное и буржуазное, западное и незападное.

«Промежуточность» неоромантизма затрудняет определение его конкретных литературных свойств, из-за несинхронности утверждения в разных странах проектов «модерна», «прорыва», «мифа». На писателей начала XX в. влияют имперские ценности(Р. Киплинг, Н. Гумилев), монархические идеи, христианский традиционализм (Т. С. Элиот).

Неоромантический синтез — идея сверхчеловека, который должен преодолеть противоположности, примирить «зверя» и «мудреца», идею и материю, жизнь и творчество. Наиболее последовательно неоромантическая идея личности в XX в. представлена в философии (М. Хайдеггер, Ж.-П. Сартр) и литературе экзистенциализма (Э. Хемингуэй, А. Камю), где ценность личного поступка, пусть отрицательно выраженная, дается на фоне «смерти богов», столкновения со стихией, «ничто», «абсурдом».


Загрузка...