Первушина Е. А. Категория «гений» в эстетике английского просветительского классицизма

Первушина Е. А. Категория «гений» в эстетике английского просветительского классицизма

"гений" и близкое к нему "гениальность" как категории главным образом психологии творчества[1]. В соответствии с этим гениальностью принято называть высшую степень одаренности и способность создавать "качественно новые творения, открытие ранее неизведанных путей творчества"[2]. Тем не менее, при всей актуальности такого подхода, нельзя считать его единственно возможным и исчерпывающим, и слово "гениальность" следует понимать "во всем богатстве его исторически сложившихся моментов"[3].) идей. "Само понятие "гения" стало общим достоянием культурной Европы в пору предромантизма, руссоизма, "бури и натиска" как боевой клич борьбы против школьных правил, за высвобождение творческой субъективности", - указывал С. С. Аверинцев, подчеркивая при этом, что "категория "гения" столь же необходима с этого времени, сколь непонятной и ненужной была до того-"[4])"гений" именно в классицистской эстетике, в частности, в эстетике английского просветительского классицизма.)"род иррационального вдохновения"[5]. Платон в знаменитом диалоге "Ион", ссылаясь на Сократа, говорил, что поэт, "существо легкое, крылатое и священное", может творить "не ранее, чем сделается вдохновенным и иступленным и не будет в нем более рассудка". Поэты творят, продолжал он, "не от уменья-, а от божественной силы". Бог "отнимает у них рассудок и делает их своими слугами, вещателями и божественными прорицателями, чтобы мы, слушатели, знали, что это не они, у кого и рассудка-то нет, говорят такие ценные вещи, а говорит сам бог и через них подает нам свой голос"[6].)"культ гения как творческой индивидуальности"[7]. "Небесным произволением на человеческие существа воочию проливаются величайшие дары, - писал Д. Вазари, - -тогда в одном существе дивно соединяются красота, изящество и дарование, так что к чему бы ни обратился подобный человек, каждое его действие носит печать божественности, и, оставляя позади себя всех прочих людей, он обнаруживает то, что в нем действительно есть, то есть дар Божий, а не достижения искусства человеческого"[8].) И за неоплатоновскими утверждениями, что искусство это "своеобразная качественность, часто творимая даже вопреки прямым показаниям чувственного опыта"[9], в рассуждениях Леонардо о гениальности мы видим элементы формирующегося рационализма. "Эстетика Леонардо, - писал А. Ф. Лосев, - стремится в геометрическом порядке- проанализировать искусство как науку"[10].

Тенденция к рационализму приобрела последовательную законченность и поистине эпохальную широту в эстетике Нового времени, особенно в теории классицизма. Она заняла преимущественное положение в европейских учениях XVII непререкаемый авторитет древних писателей, рядом с ними называл образцовыми своих современных соотечественников - Малерба, Маро, Ронсара, Мольера. Идея высокой авторитетности не только античных, но и новых национальных авторов прозвучала и в трудах М. Опица ("Книга о немецкой поэзии", 1624), позже .

В Англии о ценности опыта национальной литературы писал Д. Драйден в "Эссе о драматической поэзии" (1668). Он с одобрением писал о таланте многих соотечественников он утверждал:

I)

Но он говорит об идее гениальности уже и как о разумном критерии значимости поэта, в соответствии с которым критик должен уметь оценить в писателе необходимую меру гениальности, вкуса и знания:

But you, who seek to give a).)"Опыт о критике" был впоследствии единодушно признан литературным манифестом английского классицизма, внесшим значительный вклад в развитие европейской теории просветительского классицизма[14].) знания, широкой образованности и авторов, и их критиков. Поэт в этом отношении был солидарен со Свифтом, который в аллегорическом образе Пчелы из "Битвы книг" воплотил свой идеал писателя, чей талант вырастал на основе высочайшей образованности.

По-новому предстает у Поупа и, на первый взгляд, достаточно традиционный классицистский принцип подражания природе как источнику и критерию прекрасного. Его особое представление о природе отразилось в знаменитом девизе "упорядоченной природы" ("). Если для Буало "природа, подлежащая художественному изображению, должна быть подвергнута тщательному отбору"[15], Поуп, рассуждая о красоте природы, говорит о том, что она не может укладываться в рамки правил, хотя сами правила и рождены природой:

)

Поэтому, считал Поуп, истинный писатель, создавая свое творение, руководствуется вовсе не правилами

Более того, истинно талантливый (то есть гениальный) писатель может даже отступать от этих правил:

If, where the rules ),

Some lucky lice)

"Александр Поп, - отмечал А. Л. Субботин, - стремившийся стать самым "правильным" из английских поэтов, указывает на "невыразимые прелести" в искусстве, которым не могут научить никакие методы. Нет всеобъемлющих, всепредусматривающих правил, а есть таланты, которые с блеском прегрешая против норм, способны открывать новые красоты за пределами уже достигнутого в искусстве"[16].

Подобные идеи во многом были обусловлены особенностями самой английской культуры. Исследователи обратили внимание на особую гибкость англичан в вопросах нормативности эстетики. А. В. Михайлов говорил, что для англичан характерно "более пластическое и живое отношение к действительности, к природе, которые все переходы в стилистических и мировоззренческих позициях на протяжении XVII-XVIII веков делает более плавными и гладкими- Такой опыт, - продолжает ученый, - позволяет обойти опасные и колючие места раннего просветительского одностороннего рационализма и достигать в теории более живого и органического взгляда на действительность"[17].

В связи с этим не раз говорилось о своеобразии художественного метода писателя[18]. Но в данном случае нам важно подчеркнуть, что именно категория "гений" у Поупа является идеей, отражающей его стремление сочетать классицистскую программу с уходом от ее нормативности.

Значительный вклад в развитие проблемы гениальности внес английский выдающийся просветитель начала века Д. Аддисон. Полагая, что употребление слова "гений" стало слишком безответственным, и желая подчеркнуть серьезную весомость этого понятия, он счел необходимым употребить более сильное выражение - "великий гений"[19]. Как и все его предшественники, Аддисон в первую очередь обращает внимание на то, что гениальность словарь, М., 1983.

[2] Философский энциклопедический словарь, М., 1983. С. 107.

[3] Аверинцев С. С. Историческая подвижность категории жанра: опыт периодизации // Историческая поэтика. Итоги и перспективы изучения. М., 1986. С. 115.

[4] Там же. С. 114.

[5] Философский энциклопедический словарь, М., 1983. С. 107.

[6] Платон. Избранные диалоги. М., 1965. С. 262-263.

[7] Философский энциклопедический словарь, М., 1983. С. 107.

[8] Вазари Д. Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих. Ростов-на-Дону, 1998. С. 209.

[9] Лосев А. Ф. Эстетика Возрождения. М., 1982. С. 421.

[10] Там же. С. 412.

[11] Шефтсбери. Эстетические опыты. М., 1975. С. 372.

[12] Там же.

[13] Сидорченко Л. В. Александр Поуп: в поисках идеала. Л., 1987. С. 181.

[14] Esse)"Опыт о критике" // Структура литературного произведения. Владивосток, 1983. С. 125


Загрузка...