Пэт Роджерс. Генри Филдинг. Биография Глава III. Политика и пьесы (1734-1737)

После двенадцатого представления, когда в успехе спектакля уже не приходилось сомневаться, Филдинг использовал блистательную выдумку: он сманил из театра "Друри-Лейн" эксцентричную Шарлотту Чарк, младшую дочь Колли Сиббера, и дал ей роль лорда Плейса, надменного придворного в комедийной части "Пасквина". Ей положили четыре гинеи в неделю - это много выше средней ставки, в свой бенефис - благо, финансовый баланс это позволял - она получила шестьдесят гиней. Когда обозначился спад интереса к "Пасквину", Филдинг переключил ее на роль Агнесы в "Роковом любопытстве" Джорджа Лилло, пошедшем 27 мая. Он тщательнейшим образом провел все репетиции, написал пролог - словом, сделал все для успеха этой интересной, но художественно несовершенной трагедии. В следующем сезоне Шарлотта Чарк играла в пьесах самого Филдинга, причем играла мужские роли.) на такие вещи), следует поближе узнать эту даму. В шестнадцать лет ее выдали замуж за некоего Ричарда Чарка, сначала учителя танцев, потом музыканта в театре. Это был заядлый игрок и распутник, и жизнь с ним была сплошной мукой, пока он не сбежал от долгов в Вест-Индию, где и умер через два года. Толкнуть Шарлотту Сиббер на этот брак могло только желание вырваться из сумасшедшего родительского дома; ее отец был в положении комедианта мюзик-холла, которого сделали дворянином и директором Национального театра*. Похоже на то, что мужское общество было не в ее вкусе. Во время, о котором идет рассказ, у нее были скверные отношения с отцом и братом; участие в пьесе, персонально оскорбительной для Флитвуда, рассорило ее с руководством "Друри-Лейн". Неудивительно, что она согласилась войти в труппу Филдинга и даже высмеять чванливость своего отца в "Выборах"*.) употребляю мужской род, поскольку ее коронными ролями были Марплот и Макхит), то владелицей вертепа {То есть кукольного театра. Здесь важны оба значения слова "вертеп".} на ярмарке, то, наконец, директором Маленького театра (благодарение богу, очень ненадолго). Есть предположение, что она еще раз была замужем, но время милосердно запамятовало подробности. В автобиографии, опубликованной всего за пять лет до ее смерти в 1760 году, сменяют одна другую шальные эскапады, героиня которых чаще всего выступает в роли мужчины. Поверить во все ее выходки невозможно, однако, зная необузданность ее натуры, приходится допустить изрядную долю истины в ее рассказе. Филдингу импонировала ее взбалмошность, он не мог не оценить ее отвагу. Всей своей жизнью она восставала против унизительного положения женщины в обществе, а у Великого Могола приветствовали всякую критику традиционной морали - чем хуже, тем лучше!

Новый удар по врагу Филдинг нанес 29 апреля, поставив в один вечер с "Пасквином" очередной фарс. Это пародия на друри-лейнскую пантомиму Джона Рича "Падение Фаэтона" (музыку к ней написал Арн). Бурлеск Филдинга называется "Летящий кубарем Дик {Уменьшительная форма имени Ричард.}, или Фаэтон в затруднении", и это одна из самых слабых его работ. Филдинг подымает на смех буквально каждое слово оригинала. Храмовые жрецы стали неотесанной деревенщиной, боги и божества превратились в лондонское простонародье. В первую очередь достается, конечно, Джону Ричу (ему же адресуется насмешливое посвящение в опубликованном тексте), но и другие не были забыты - Сиббер, Флитвуд. Роль миссис Чарк - это представленная в кривом зеркале роль Китти Клайв в "Друри-Лейн". Неужели Филдинг способен на вероломство?! Во-первых, не следует представлять в розовом свете его характер; во-вторых, нельзя недооценивать кровожадность театральных баталий.)"Если в доброжелательном и добродетельном сквайре Олверти усматривать автопортрет Генри Филдинга, то совершенно неузнаваем он в образе директора Нью-Хеймаркета на страницах театральной хроники. Перед нами беззастенчивый и хитрый интриган, записной скандалист, подстрекатель, без малейших угрызений совести склонивший Шарлотту Чарк взять роль, оскорбительную для ее отца, Колли Сиббера; в неудачах он винит злые происки, болезненно принимает критику - и в то же время не остановится ни перед чем, чтобы приковать к себе внимание".

Но так ли уж трудно было "склонить" миссис Чарк к насмешкам над отцом? Впрочем, все может быть.

Филдинг давал спектакли и в "запрещенные" дни - в великий пост и даже на страстной неделе. Он делал ставку на новые пьесы и, случалось, в один вечер показывал две новинки, что само по себе было новостью в театральной практике. Его постановки были ярки и оригинальны, на них не клевали носом. Конечно, ни одна из них не сравнялась в успехе с "Пасквином", но выдавались очень удачные спектакли - например, "Роковое любопытство". В репертуаре встречаем и пьесу Джеймса Ралфа (он, похоже, помогал подобрать труппу), и несколько балладных опер. Миссис Чарк представилась возможность отличиться в своей любимой роли - в роли капитана Макхита.

На протяжении 1736 года события в Маленьком театре оставались центральными в культурной жизни столицы. Только однажды этот порядок нарушился, и то по вине "Оперы нищего". "Друри-Лейн" надумал в декабре возобновить ее постановку - может быть, намереваясь показать иным выскочкам, как нужно ставить классику. Однако выбор актрисы на роль Полли Пичем столкнулся с трудностями. Кому ее играть? Миссис Клайв, отлично зарекомендовавшей себя в этой роли, но теперь заделавшейся певицей? Или Сусанне Сиббер, сестре Томаса Арна и супруге нескладного Теофила? Не исключено, что Сиббер-младший умышленно подогревал скандал - это в его духе, особенно когда он бывал навеселе. На третьем году его супружеская жизнь расстроилась, и понятно его желание насолить Сусанне; а миролюбивой Китти он досаждал просто из вредности. Потрясения в клане Сибберов неизменно пробуждали в Филдинге сатирика: в своей очередной пьесе в Хеймаркете он принял сторону миссис Клайв. И Китти, певица, безусловно, неважная, получила роль Полли*.

спалил собственный театр, когда в ответ на его писания последовал парламентский акт против сцены". Сложить оружие после десятка лет литературной каторги, на гребне блистательного успеха - это был тяжелый удар, и честь и хвала Филдингу, что он не пал духом и преуспел еще на двух поприщах.

Поначалу сезон складывался хорошо для хеймаркетской труппы; новых пьес Филдинга в репертуаре не было - это может означать, что летом он отдыхал в Ист-Стоуре. Не исключено, что жене захотелось показать их первенца (дочь Шарлотта родилась 27 апреля) друзьям и родственникам в провинции. Супруги, видимо, продолжали жить на Букингем-стрит, поскольку девочку крестили в церкви святого Мартина-на-полях (это была их приходская церковь). В канун 1737 года (или в самом его начале) Филдинг вернулся в Лондон. В начале марта в доме корсетника на Эксетер-стрит (то есть в том же самом приходе) поселились два жильца: Сэмюэл Джонсон и Дэвид Гаррик*. Разумеется, Филдинг и не ведал об их существовании - мало ли молодых оборванцев наезжает в столицу? Между тем Джонсон держал в дорожной сумке рукопись трагедии "Ирина", а Гаррик бредил театром. Едва ли мы злоупотребим воображением, представив, как эти молодые люди на последние гроши идут в Маленький театр, где по-прежнему нет отбою от зрителей. Глядишь, они и в "Друри-Лейн" выберутся, а там готовится к постановке новая пьеса Филдинга {Вскоре после описываемых событий Джонсон предложит Флитвуду свою "Ирину", однако свет рампы пьеса увидит лишь в 1749 году, когда директором театра "Друри-Лейн" станет Гаррик. - Прим. авт.}. С рассчитанным великодушием Чарлз Флитвуд согласился поставить в своем театре одноактный фарс Филдинга "Евридика", и в середине февраля была сыграна премьера.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector