По ком звонит Клингер? Автор неизвестен

По ком звонит Клингер? Автор неизвестен.

формы, предупреждал еще два века назад немецкий писатель и ученый Ф. М. Клингер, для которого Россия стала второй родиной.

-- Вы в качестве консультанта к нам, профессор, -- спросил Берлиоз.

-- Да, консультантом.

-- Вы -- немец, -- осведомился Бездомный.

-- Я-то? -- переспросил профессор и вдруг задумался:

-- Да, пожалуй, немец... -- сказал он.

Михаил Булгаков. 'Мастер и Маргарита', 1940, глава I.)

Томас Манн. 'Доктор Фаустус', 1947, глава ХХV.) с годами по капле, любая домашняя библиотека исподволь начинает вытеснять хозяина из его апартаментов. В книжном хаосе иной томик может затеряться так и непрочитанным. Именно так вышло и с этой тонкой черного коленкора книжкой, обнаруженной мной во время очередной чистки стеллажей и шкафов от неизбежно проникающей на полки сиюминутной макулатуры.) Гослитиздата мизерным по тем временам тиражом -- 15 тысяч экземпляров.) Но это так, к слову.) была выпущена в 1791 году в Петербурге издателем Ф. И. Криле. Однако в Петербурге такого издателя не было... На самом деле книга была напечатана в Лейпциге книгоиздателем Якобеером'.) русскую, хоть и изданную на иностранном языке книгу было куда проще, чем переправлять домой нелегальщину. Сперва этот трюк проходил, но при повторных изданиях весной 1799 года 'Фауст... ' был арестован сверхбдительным цензором рижского порта Туманским, углядевшим в книге злую сатиру 'на монастырь и власть духовную' и вычитавшим в ней великую крамолу -- намек на французскую революцию.) вольном имперском городе, в семье канонира местной крепости. Денег в семье не хватало, и мать, дабы прокормить троих детей, подрабатывала стиркой в казармах.

Закончив гимназию, Фридрих начал копить деньги на поступление в университет, но увлекся сочинительством и сблизился с молодым Иоганном Вольфгангом Гете, успевшим к тому времени прославить свое имя первыми лирическими стихотворениями.

Поступив в Гисенский университет на юридический факультет, Ф. М. Клингер написал добрый пяток пьес. В их числе 'Буря и натиск', посвященная мировому событию того времени -- войне за независимость жителей британской колонии в Северной Америке. Герой драмы юноша Вильд отправляется за океан сражаться в рядах республиканцев под командованием Джорджа Вашингтона. Пьеса имела столь сильный резонанс, что 'Бурей и натиском' стали называть целое литературное направление.

Следом за Гете, который поступил на службу к герцогу Карлу Августу, Клингер в надежде на поддержку друга юности тоже отправляется в Веймар. Увы, между друзьями происходит разрыв. Движение 'Буря и натиск' уже не интересует Гете. Удрученный, Клингер в 1776 году покидает Веймар и несколько лет скитается с труппой странствующих актеров. Он пишет для них пьесу, призывающую к низвержению тиранов. В конце концов счастье улыбается Клингеру. С рекомендательным письмом герцога Вюртембергского к своей дочери, ставшей женой престолонаследника Павла Петровича, он отправляется в Петербург со ста дукатами в кармане.

Вполне вероятно, что еще одной причиной отъезда Клингера стало и такое немаловажное обстоятельство, как отказ России посылать в Америку свой экспедиционный корпус, дабы помочь королю Великобритании Георгу III в усмирении бунтовщиков. По всей Германии тогда рыскали английские эмиссары, нанимавшие желающих отправиться в Америку в составе королевского войска.

В своей статье 'Обзор дипломатических сношений русского двора от Кучук-Кайнарджийского мира по 1780 год' русский историк С. М. Соловьев пишет: '... Лизакевич (советник российского посольства и переводчик. -- Л. К.) доносил от 20 октября, что все английские газеты наполнены известиями о посылке русского войска в Америку, что не только англичане, но и многие иностранные министры в том уверены'. И вдруг словно гром среди ясного неба! Екатерина II так отвечает 23 сентября 1775 года королю Георгу III на его письмо от 1 сентября: 'Я только что начала наслаждаться миром, и в. величество знаете, как моя империя нуждается в спокойствии... Быть может, также я должна выставить на вид, что ни одна из держав, имеющих владения в Новом Мире, не будет смотреть равнодушно на эту перевозку (двадцатитысячного отряда русских солдат! -- Л. К.) столь значительного иностранного корпуса. Тогда как теперь они не принимают никакого участия в ссоре английских колоний с метрополией, они вмешаются в дело, увидя, что имеющий важное значение и новый для Америки народ призван принять в нем участие. Отсюда очень вероятна европейская война вместо мира, в котором Англия удостоверена с этой стороны'.

Клингер увидел в этом шаге России должное подтверждение своим свободолюбивым устремлениям.

Так или иначе, но с 1780 года Ф. М. Клингер в течение полувека живет в России. Вступивший на российский престол воспитанник немца Лагарпа, республиканца по взглядам, император Александр I, готовя либеральные реформы, окружает себя свободомыслящими людьми (в их числе даже Радищев, возвращенный из ссылки). Не был забыт и вольнодумец Клингер, нареченный в России Федором Ивановичем. Он горячо приветствовал 'дней Александровых прекрасные начала'. Начав военную карьеру в Санкт-Петербурге лейтенантом морского батальона, Клингер в 1801 году становится директором 1-го кадетского корпуса, а затем получает должность попечителя Дерптского учебного округа.

Независимого, слывшего безбожником Клингера, введшего в Дерптском университете, где преподавание шло по-немецки, обязательное изучение русского языка и назначившего русских ученых возглавлять ряд кафедр, тамошние профессора принимают в штыки, на него пишут царю доносы. В 1811 году министр просвещения граф А. К. Разумовский получает от попечителя Московского учебного округа П. И. Голенищева-Кутузова сообщение о том, что лифляндские дворяне весьма недовольны попечителем Дерптского университета Ф. И. Клингером, ибо это 'человек дурных правил, злобный и безбожный'. Борьба длится долгие годы. 'Клингер уволен, -- сообщает в письме поэту и другу И. И. Дмитриеву историк Н. М. Карамзин. -- Мне сказывали, что он считается вольномыслящим'.

Александровский вельможа генерал-лейтенант Федор Иванович Клингер с 1816 года живет в отставке весьма замкнуто. Он умирает в возрасте 79 лет, завещая свою обширную библиотеку университету. Не знаю, как сейчас, но до выхода Эстонии из состава СССР это ценное собрание книг хранилось в Тартусском (бывшем Дерптском) университете под грифом специального фонда.

Весь же архив Клингера -- рукописи и ценнейшую переписку (в том числе с Гете, с которым Клингер помирился в конце жизни) -- по воле покойного предала огню его вдова Елизавета Александровна Алексеева-Клингер. Так что, кроме изданных при жизни нескольких романов и пьес, от творческого и эпистолярного наследия 'немецкого Вольтера', как его называли, ничего не сохранилось.

Прежде всего судить о его творчестве мы можем по роману о Фаусте (впервые на русском языке это произведение было выпущено издательством МГУ лишь в 1913 году, но и тогда, как и второе издание 1961 года, осталось незамеченным).

Клеветали на Федора Ивановича Клингера и при жизни, и после смерти. Так, одна дама из высшего петербургского света сетовала на то, что 'его произведения считаются богохульными и пользуются слишком дурной славой, чтобы их она отважилась прочитать'. Ну, эта манера судить о произведении, не ознакомившись с его содержанием, приклеивать к автору ярлык разрушителя общественных устоев не искоренена у нас и по сей день.

Клингером были написаны две пьесы на героические сюжеты из русской истории. В его 'Наблюдениях и размышлениях' есть немало теплых слов о русском народе. Несмотря на это, в 1846 году ярый враг А. С. Пушкина, пасквилянт и осведомитель Третьего (тайного) отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии Фаддей Венедиктович Булгарин, выпускает воспоминания, в которых обвиняет покойного Клингера в 'нелюбви к России и ко всему русскому'. Что ж, Видок Фиглярин клеветал и на Пушкина.

Увы, не удалось найти документов, подтверждающих, что имя Клингера было известно Александру Сергеевичу. Но вот что удивительно: русский поэт создал свой образ Фауста. Он дважды приступал к этой чисто немецкой теме. Таковы написанные им в 1825 году 'Наброски к замыслу о Фаусте' и 'Сцена из Фауста' ('Мне скучно, бес... '), в которых нет и намека на то, что это перепев или переосмысление всемирно известного произведения Гете. Каким же источником воспользовался А. С. Пушкин, создавая образ Фауста, человека гордого, непокорного и насмешливо относящегося к верному служителю Сатаны? Дорогого стоят и такие пушкинские строки: 'Что горит во мгле? Что кипит в котле? Фауст, ха-ха-ха, посмотри -- уха, погляди -- цари, о вари, вари!.. ')


Загрузка...