Поляков О. Ю. Газетно-журнальная критика Англии первой половины XVIII века: от жанрово-нормативного к интерпретационному методу литературного анализа

Поляков О. Ю. Газетно-журнальная критика Англии первой половины XVIII века: от жанрово-нормативного к интерпретационному методу литературного анализа.

.

Общ. ред. Н. С. Бочкарева, И. А. Пикулева; Перм. ун-т. .

с нею и сообщала новые импульсы ее "рефлективному традиционализму", способствуя постепенному выведению литературного анализа за границы конвенционального жанрового мышления и приданию критике большей восприимчивости к внешним условиям функционирования словесности, к достижениям современной философско-эстетической мысли, "новой науки".) анализа исходя из принципов жанровых доктрин. Вместе с тем система ее жанровых концепций на протяжении всей первой половины XVIII в. обнаруживала признаки дестабилизации (усилившиеся в 1750-х гг.), вызванной значительным отставанием литературной теории от художественной практики, недооценкой новых жанров, а также рядом внелитературных причин, связанных с функционированием англо-латинской культурной традиции, галлофобией и другими факторами.) отношение к художественной практике, ренессансному литературному наследию, противопоставление античного художественного опыта нормативному ригоризму, органичная связь с эстетической и философской мыслью эпохи и др.) и эволюцию газетно-журнальной типологии, проявившуюся в заметном снижении роли нравоучительной журналистики и выдвижении литературных обозрений.)"ревью" привели к росту синхронной критики, систематизации ее актов, возникновению новых аналитических жанров, порывавших с "литературностью" критики в нравоучительных журналах (говоря о "литературности", мы имеем в виду бытование критики в формах нравоучительного эссе, приближавшегося к художественной прозе, ориентальной сказки, видения и др.). Латентные формы литературных оценок становились явными, благодаря сотрудничеству с периодическими изданиями критика приобретала публицистический характер, нередко .) традиционную технику, используя метод определения "достоинств" и "недостатков", актуализировали общепринятый классицистический подход к анализу драматических и эпических произведений, последовательно рассматривая их фабулы, инциденты, выражение чувств, стиль.) между традиционализмом раннего Р. Хёрда и эмпирической критикой С. Джонсона. Значительный вклад в ослабление классицизма в Англии вносила продолжавшаяся полемика древних и новых. Газетно-журнальные критики, признавая идею прогресса, нередко призывали не следовать слепо древним образцам, а адаптировать их к новым условиям, возрождать не формы, а "суть, дух" античной литературы.

В связи с восприятием реалистической просветительской литературы в критике периодических изданий середины XVIII в. наряду с традиционным пониманием мимесиса как подражания онтологическим универсалиям появлялись новые трактовки природосообразности как достоверного отражения реальной действительности, правды человеческих чувств. Утверждению новых ценностей в литературе способствовало творчество Шекспира, которое нередко противопоставлялось газетно-журнальными арбитрами бесплодным попыткам следовать классицистическим правилам. В изучении Шекспира была продолжена линия раннепросветительской критики на интерпретацию его характеров (А. Мэрфи), которая сопровождалась детальным изучением драматических текстов. Ослаблению внимания к формальным характеристикам драмы способствовала особая восприимчивость обозревателей к трогательному, патетическому, противопоставленному правилам ("Джентлмэнз Мэгэзин", "Мансли Ревью").

В 1750-х гг. в литературной критике периодических изданий становится все более ощутимым кризис формально-миметического метода, углублению которого способствовали журнальные публикации С. Джонсона, О. Голдсмита и Дж. Уортона.

Опираясь на теорию познания Бэкона и достижения современного естествознания, Джонсон стремился разработать научные основы литературной критики, подчинить ее руководству индуктивной методологии, призывая к рассмотрению явлений литературы в контексте предшествующей и современной художественной практики. Ценность как рационально постигаемого, так и интуитивно воспринимаемого прекрасного, по его мнению, в конечном счете определяется вкусами поколений, а не волюнтаристскими установлениями критиков. Тезис Джонсона об "опытной проверке" художественной ценности произведений литературы, который является одним из оснований эмпирического метода критики, был созвучен эстетической теории Ж. - Б. Дюбо и нашел законченное выражение в эссе Д. Юма "О норме вкуса".

Положение об относительной ценности правил, извлеченных из художественной практики древних, привело Джонсона к необходимости определить свою позицию в дискуссиях о подражании образцам как принципе художественного творчества, которые свидетельствовали о дезинтеграции английского классицизма. Критик делал акцент на категории гения, подчеркивал необходимость новизны, оригинальности его творений. При этом он дал эмпирическую трактовку горацианской концепции гения, связывая его становление прежде всего с познанием мира, изучением действительности. Следствием этих взглядов для его критики становится рассмотрение искусства в органичной связи с жизнью, повседневной деятельностью людей. Он был убежден в том, что критик должен проверять установления древних практикой, понимаемой в самом широком смысле и учитывающей как его личное восприятие произведения, так и рецепцию аудитории и отношение литературных фактов к действительности. Дестабилизация жанровой критики, получившая сильный импульс в журнальной периодике С. Джонсона, была продолжена О. Голдсмитом и Дж. Уортоном.

Литературная теория Голдсмита сформировалась под влиянием идей Фенелона, Мармонтеля, Дюбо. Он также воспринял философию сенсуализма, эстетику Э. Бёрка. Предвосхищая "Исследование о современном состоянии словесности в Европе", он в журнальных статьях развивал идею прогресса литератур, связанного с поступательным развитием общества. Таким образом, он способствовал утверждению исторического метода критики, предпосылки которого обнаруживаются в теоретическом наследии Ф. Бэкона и Дж. Драйдена, журнальной эссеистике Р. Стила и трудах Дж. Аддисона, в "Опыте о критике" А. Поупа, в "Исследовании жизни и сочинений Гомера" Э. Блэкуэлла. Все они приходили к выводу о необходимости изучения словесности в социально-политическом и духовном контексте эпохи. Голдсмит также неоднократно подчеркивал, что ценность произведений искусства нельзя определять по универсальным стандартам, поскольку образцы, которым подражают авторы, изменяются от века к веку. Существенным был также его акцент на категориях гения и возвышенного, который не привел его, однако, к отказу от классицистических ценностей. Заложить основы "критики Чувства" было суждено Джозефу Уортону.) примеры в Библии. Истоки теории возвышенного Уортона восходят также к журнальной эссеистике Аддисона, его концепции воображения, ставшей особенно плодотворной при формировании предромантической эстетики в Англии. Уортон распространил категории Аддисона на творчество Гомера, указывая на примеры грандиозного, величественного в его творчестве. Кроме того, опираясь на тезис "Спектейтора" о том, что поэзия не ограничивается подражанием чувственно воспринимаемому миру, а создает собственные миры, он поддержал "волшебную манеру письма" Шекспира. Иррациональное в драме "Буря", по его мнению, служит своеобразному "расширению воображения", его не нужно оправдывать с позиций традиционной миметической доктрины.

В оценках творчества Шекспира Уортон первостепенное внимание уделял его мастерству в выстраивании характера. В серии очерков о трагедии "Король Лир" Уортон впервые в английской критике дал развернутую и объективную характеристику шекспировского психологизма, которая отличается субъективностью анализа, порывающей с традицией августианской "беспристрастной критики", эстетически дистанцирующейся от произведения. Уортон предстает прежде всего чувствительным критиком. Его очерки, таким образом, свидетельствовали о том, что на смену подходам, в основе которых лежали нормативные поэтики, приходила "критика вкуса", опиравшаяся на субъективный анализ, интуицию самого интерпретатора. В конечном счете публикации периодических изданий подготавливали те изменения, которые привели во второй половине XVIII в. к трансформации в английской литературной критике, ее переориентации с дедуктивного на индуктивный, с миметического на психологический метод литературного анализа.


Загрузка...