Развитие фантастического романа. Г. Уэллс

Фантастическое допущение, или фантастическая идея — основной элемент жанра фантастики. Он заключается во введении в произведение фактора, невозможного с точки зрения читателя либо героев произведения («допущении» его существования в сеттинге произведения). Фантастическое допущение противопоставляется реалистическому допущению: вымыслу, не противоречащему возможному, который применяется в реалистической художественной литературе. При этом остальные элементы — проблематика, литературные приемы, построение сюжета — у фантастических произведений принципиально не отличаются от реалистических.

Истоки фантастики — в пост-мифотворческом фольклорном сознании[5], прежде всего в волшебной сказке.

В эпоху реализма фантастика оказалась на периферии литературы, хотя нередко привлекалась для сатирических и утопических целей (как в рассказах Достоевского «Бобок» и «Сон смешного человека»). В это же время зарождается собственно научная фантастика, которая в творчестве эпигона романтизма Ж. Верна и выдающегося реалиста Г. Уэллса Принципиально обособляется от общефантастической традиции; она рисует реальный мир, преображаемый наукой и по-новому открывающийся взгляду исследователя.

Первая половина XX века ознаменовалась Расцветом научной фантастики. Ключевой фигурой этого жанра стал англичанин Герберт Уэллс, книги которого («Машина Времени», «Война миров», «Когда Спящий проснётся», «Человек-невидимка») послужили основой для множества Подражаний. Научная фантастика в этот период стремилась «предсказать», предвосхитить развитие науки и техники, в особенности исследования космоса. Действие часто помещалось в будущее, а герои имели дело с новейшими открытиями, изобретениями, неизведанными явлениями. В СССР самыми видными последователями Уэллса были Александр Беляев («Человек-амфибия», «Борьба в эфире», «Голова профессора Доуэля») и А. Н. Толстой («Гиперболоид инженера Гарина», «Аэлита»).

Фантастика Уэллса - гипербола новых качественных возможностей науки и техники, которые рисовались воображению писателя на рубеже веков в связи с возникновением новых релятивистских гипотез теоретической физики и механики.В творчестве Уэллса научная фантастика отделилась от научной популяризации. Уэллса интересует не наука сама по себе, а ее влияние на развитие общества и человека. Его романы содержат глубокие иносказания и широкие социальные обобщения.

Уээлс использует некоторые приемы, которые следует назвать:

1. Для правдоподобия фантастических построений он использует точные даты и места действий, своеобразная «музыка цифр»

2. Для Уэллса наиболее важный прием – подведение под фантастику научной основы: физика, химия, математика, механика – фундамент для самых смелых фантазий. (Для доказательства существования невидимого человека он указывает на наличие в действительности невидимых морских животных, подтверждает это физическими законами о преломлении света различными веществами: видимость зависит от действия видимых тел на свет. Если тело не отражает, не поглощает и не преломляет свет, но оно не может быть видимо само по себе.

3. Ссылки на авторитеты, очевидцев, прессу. (Изображая в «Войне миров» борьбу марсиан и землян, он приводит много цитат из известных газет.)

4. Самый оригинальный прием, почти не использовавшийся до него – намеренное раскрытие противоречий между фантастическими построениями и действительностью, в последующим утверждением реальности фантастики и отрицанием этих противоречий.

Эти и многие другие приемы вместе можно назвать «реализацией фантастики».

Фантастика (от греч. phantastike — искусство воображать), разновидность художественной литературы; ее исходной идейно-эстетической установкой является диктат воображения над реальностью, порождающий картину «чудесного мира», противопоставленного обыденной действительности и привычным, бытовым представлениям о правдоподобии. Научная фантастика — особый вид художественной фантастики, возникающий в эпоху становления современной науки и окончательно формирующийся в XX в. Основан, подобно другим ее видам, на «реализации несуществующего» в фантастических образах; но, в отличие от них, его предметом являются психологические и социально-духовные последствия (социально-философские, культурные, нравственные) реализации типичных возможностей природы и общества, в силу их специфики не улавливаемых традиционными формами искусства. Научная фантастика может быть определена как научно организованная форма художественного воображения. Особенности фантастической поэтики (отражение реальности в резко-непривычной, «остраненной» форме) помогают обнажить глубинный механизм действительности, недоступный обыденному, эмпирическому восприятию; познание фантастического мира является поэтому средством художественного познания современности.

Герберт Джордж Уэллс (1866—1946), писатель на редкость многосторонний, выдвинулся в первую очередь как фантаст, и именно в этом своем качестве оказал огромное влияние не только на все последующее развитие европейской фантастики, но и на литературу вообще, способствуя выработке нового взгляда на мир и соответственно новых художественных форм. Уэллс поставил себе целью писать о судьбе всего человечества, о движении истории, о грандиозных мировых потрясениях, о взлетах и падениях человеческого разума — обо всем, что может случиться впереди.

В «Машине времени» Уэллс начинает свою борьбу с позитивистской идеей прогресса. «Золотой век», в который попал Путешественник по времени, опровергает все сложившиеся у него представления. Ему открывается картина всеобщего вырождения. Это было, по словам Путешественника, логическим завершением современной индустриальной системы. Таким образом, Уэллс не видит реальных путей для избавления человечества от войн, хаоса и морального одичания, а литературное клише «индустриальный ад» в «Машине времени» приобретает значение самое буквальное, ибо метафора олицетворяется и превращается в образ.

Следующий роман Уэллса «Остров доктора Моро» (1896) в значительной мере определялся злобой дня. Однако этот роман имел и более широкий смысл. Он должен был в символической форме представить всю историю буржуазной цивилизации. Доктор Моро в романе Уэллса притязает на роль Творца. Процесс очеловечивания бесчеловечен. В этом Уэллс видит основной порок той цивилизации, от которой человечество должно поскорее отказаться.

Следующий роман Уэллса «Человек-невидимка» (1897) заставил Джозефа Конрада назвать его «реалистом фантастики». Фантастическая посылка (невидимость главного героя) разработана совершенно реалистическими средствами. Герой этого фантастического романа истолкован а согласии с эстетикой критического реализма. Гриффин таков, каким его сделало общество. Фантастическое прямо вторгается у Г. Уэллса в быт, переворачивает его, но по-прежнему с ним соседствует, через него выражается.

В 1898 г. был опубликован самый масштабный из ранних романов Уэллса «Война миров», где рассказывалось о вторжении с Марса. Однако образ марсианина — высокорационального и абсолютно безэмоционального существа — был подготовлен написанным за пять лет до этого очерком Уэллса «Человек миллионного года», иными словами, автор романа сталкивает настоящее с тем будущим, которого следует избежать.

«Первыми людьми на Луне» (1901) завершается ранний цикл романов Уэллса. В отличие от Жюля Верна, искавшего новые способы технического воплощения уже существующих научных теорий, Уэллс пытается нащупать новые теории, что ему не раз удается. «Машина времени», например, предвосхитила теорию Эйнштейна, поставив не поднимавшийся до того вопрос ов относительности времени. Но главное направление мысли Уэллса определяется влиянием теории Дарвина. Благодаря этому фантастика Уэллса приобрела натурфилософский аспект.


Загрузка...