Эмпиризм Брюсова — Часть 2

Так приблизительно рассуждал Брюсов. Но астрология и алхимия имели как-никак дело с явлениями, существующими реально, поддающимися опыту и наблюдению. Явления, которыми занимается магия, этого реального бытия не имеют, и подходить к ним с методами естествознания, разумеется, дело безнадежное. Брюсов сам иногда понимал это. И все-таки ждал какого-то «научного откровения» со стороны, противоположной самой идее подлинной науки. «Интересующимся» он так и остался до смерти, иногда наивно замечая, что бывают моменты, когда известные личные интересы необходимо временно оставить, так как они могут идти вразрез с интересами великого общего дела.

Но для его художественного творчества в свое время эти интересы оказались небесполезными. Они внушили ему, например, ряд любопытных научно-фантастических произведений, частью неоконченных, частью оконченных, но пока не изданных. Они помогли ему осуществить замысел его первого исторического романа «Огненный ангел».