К ВОПРОСУ ОБ ОРФОГРАФИЧЕСКОМ РЕЖИМЕ ИЗДАНИЯ В НАШЕ ВРЕМЯ. ПОЭЗИИ XIX И НАЧАЛА XX ВЕКА . (продолжение)

В. Т. Чумаков, писатель

И самое последнее на эту подтему. Стих 1862 года «Чем тоске, я не знаю, помочь;» Вторая строфа напечатана почти без изъяна.

Стройный тополь стоит под окном, Листья в воздухе все онемели. Точно думы всё те же и в нем, Точно судит меня он с певцом, — Не проронит ни вздоха, ни трели.

Как хороши здесь парочка все – всё, а ведь есть издательства, в которых уничтожаются абсолютно все буквы ё. Но безусловно нелепым и позорным смотрится слово нем, а ведь прямо над ним написано онемели. Эдакая глазная рифма: нем – онемели, которую в упор не видит редактор, но может узреть дотошный читатель.

Что же получилось? Три строфы в произведении. Рифма первой строфы: помочь – невмочь – ночь, третьей: сну – усну – весну, а второй цитируемой: окном – и в нем – певцом. Спросим, а позволительно ли так уродовать стихи великого поэта?

Теперь о замене местоимения ея на её.

В 1917–1918 годах Постановления об упрощении русского правописания в России выходили как минимум трижды. Первое 11 мая 1917 года. Его подписал министр просвещения А. А. Мануйлов. Второе, опубликовано в № 40 Газеты Временного Рабочего и Крестьянского Правительства 23 декабря 1917 года и подписано народным Комиссаром по Просвещению А. В. Луначарским, секретарь Дм. Лещенко. Третье, (самое короткое) подписано Луначарским и секретарём Л. Фотиевой 10 октября 1918 года в Кремле. Оно называется «Декрет о введении новой орфографии». В нём Совет Народных Комиссаров постановил: (орфография документа сохранена)

I. Все правительственныя издания, периодическия (газеты, журналы) и непериодическия (научные труды, сборники и т. п.), все документы и бумаги должны печататься согласно при сем прилагаемому новому правописанию с 15-го октября 1918 года. II. В всех школах Республики:

Реформа правописания вводится постепенно, начиная с младшей группы 1-й ступени единой школы.

При проведении реформы не допускается принудительнаго переучивания тех, кто уже усвоил правила прежняго правописания.

Для всех учащихся и вновь поступающих остаются в силе те требования правописания, которыя являются общими для прежняго и для новаго правописания, и ошибками считаются лишь нарушение этих правил.

Далее идёт Приложение из 11 пунктов (в предыдущем было 13) и в нём отсутствует текст предыдущих Постановлений: «Признать желательным, но необязательным употребление буквы «ё» (пёс, вёл, всё).

Пункт 10) гласит: «Писать в родительном падеже единственного числа местоимений личнаго женскаго рода ЕЕ вместо ЕЯ». В предыдущих же было написано: «…женскаго рода ее (или её), вместо ея».

Уже много раз в последние годы было написано о желательности не заменять при переиздании поэзии местоимение ея на её, а тем более на ее 5]. В «Воздушном городе» всего 7 таких случаев. Первый, 1842 год.

И подушка ея горяча, И горяч утомительный сон, Второй и третий в стихотворени «Я знал её малюткою кудрявой». 1844. Я знал её красавицей; горели Ея глаза священной тишиной,– … Я видел час ея благословенья – Детей в слезах покинувшую мать;.. Четвёртый в «Старом парке»: Над мрачным ельником проснулася заря, Но яркости ея не радовались птицы;.. И наконец, последний пример в стихотворении «С какой я негою желанья». 1863. …Как я любил ея мерцанье, Ея алмазные лучи! Но столько думы молчаливой Не шлёт мне луч её (ея?) нигде, Как у корней плакучей ивы, В твоём саду, в твоём пруде. 4

Основные правила правописания, основанные на морфологическом принципе русской орфографии — в

Джек Стэк