К ВОПРОСУ ОБ ОРФОГРАФИЧЕСКОМ РЕЖИМЕ ИЗДАНИЯ В НАШЕ ВРЕМЯ. ПОЭЗИИ XIX И НАЧАЛА XX ВЕКА . (продолжение)

В. Т. Чумаков, писатель

Именно так напечатано и, по моему мнению, – это вряд ли верно, поскольку в этом виден смысл: «Еще голова молодая», а не «Ещё (одна) голова молодая». То есть может быть понято как аллюзия на самого автора, который относительно молод, ему всего (или уже) 34 года, и ему меж двух юных головок мерещится собственная голова. Пропуская ряд строк, приводим лишь те, которые объясняют словами доктора филологических наук С. А. Кузнецова почему это не так.

«Между тем, если иметь в виду видимый автору рисунок на шарманке, изображающий двух муз и юношу, то вряд ли подчёркивание возраста нарисованной головы составляет авторский смысл строфы. Ведь вполне возможно и другое прочтение: через стекло передней стенки шарманки автору видна ещё одна голова – голова юноши, который объединяет собой всю композицию рисунка на музыкальном инструменте.

Встают предо мною, встают За рамой две светлых головки. Над ними поверхность стекла При месяце ярко-кристальна. Одна так резво-весела, Другая так томно-печальна. … Меж них в промежутке видна Ещё голова молодая Более того, автор подчёркивает, что на рисунке, так же как и во времена его детства (или юности), юноша по-прежнему (всё также) хорош собой и грустен: И всё он хорош, как одна, И всё он грустит, как другая. При таком прочтении частеречные свойства слова «ещё» приобретают вполне определённые характеристики. Данное наречие определяет контекстные свойства краткой формы страдательного причастия от глагола «видеть». Смысл строфы сводится к констатации того, что автор видит на рисунке вдобавок к увиденному также и голову юноши». 6]

Добавим лишь, что определённость в таких случаях, а всего-то редактору нужно поставить или не поставить точки в слове ещё, явно необходима.

И это все случаи употребления Афанасием Афанасьевичем сходной по виду, но не по смыслу пары еще – ещё в сборнике «Воздушный город». И ещё раз подчеркнём, что они не омографы. Литературоведы-редакторы должны их различать и помогать читателям, готовя публикации текстов прошлого. Формальный подход – не напечатал Фёт букву ё в слове ещё, а поэтому её печатать не след, – здесь явно ошибочен.

Уже не редкость, когда встречаешь ныне прилагательное темный, образованное от существительных тема, тематика. Можно спорить, что по контексту можно разобраться, когда тёмный, а когда темный. У поэтов – тёмный – весьма распространённое определение-эпитет. «С тёмной земли нам притягивать бури…», «В тёмном молчании…», «За тёмный весь предел…», «Грачи кружатся тёмным садом…» и так далее. Это всё у Фёта, конечно, без нормальной буквы ё. И неловко становится за современного редактора, которому недосуг поставить точки над ё, стало быть, нет дела до современного читателя, которого коробит от такой неряшливости, ведь тёмный и темный – совсем не омографы. И здесь уместен ещё один пример. Стихотворение «Ель рукавом мне тропинку завесила», 4 ноября 1891 года. Напечатано:

…Ветер. Кругом все гудет и колышется,

Спрашиваешь двадцатилетних, о чём это? как прочитать? Читают, как написано, но не понимают смысла. Вот он, вот он вам некрасовский «Идёт-гудёт Зелёный Шум…», да кто об этом помнит. Поколения приходят всё новые и новые…

И самый последний пример. «Сядь у моря – жди погоды.», 1847 год. Вторая строфа. Приводится так, как должно быть, потому что напечатано в книге просто неприлично.

Поразвеет пыл горячий, Проминёт беда, И под камень под лежачий Потечёт вода.

Однако, курам на смех, напечатаны слова без буквы ё. («Про какой это, простите, про минет – беда-то?» – Недоумённо прочитает кто-нибудь из молодых.)

7

И смешно, и грустно… Примеры того, как не нужно писать, настоящие «жемчужины» речи «знатоков» русского языка. Выдержки из письменных работ абитуриентов и школьников, фрагменты интернет-ресурсов — в рубрике

на upemser. Ru квартирная взломали