ЛЕГИТИМНЫЙ НЕ ТОЛЬКО ЗАКОННЫЙ? . (К новейшей истории одного политического слова)

Л. Л. Шестакова, кандидат филологических наук, ведущий научный сотрудник Института русского языка им. В. В. Виноградова

Одной из тенденций в развитии русского политического лексикона последнего десятилетия стала актуализация отдельных слов и целых групп наименований, ранее относившихся к разряду малоупотребительных, периферийных, узкоспециальных единиц языка. В этот период круг активной лексики пополнился словами, связывавшимися прежде с зарубежной политической действительностью (инаугурация, лобби, спикер), так называемыми «старыми» новыми словами и словосочетаниями, то есть обозначениями возвратившихся или обновленных реалий (губернатор, кадеты, Государственная Дума). Актуализация лексических и фразеологических единиц политического содержания не сводима обычно лишь к увеличению частотности их употребления. Она сопровождается расширением сферы использования слов, преобразованиями семантического характера, изменениями коннотативного свойства и т. д. Эти явления наглядно демонстрирует, например, термин геополитика, уже в течение ряда лет сохраняющий (вследствие актуальности и переоценки лежащего в основе термина понятия) статус ключевой единицы политического словаря Шестакова 1995].

Интересным в функционально-семантическом плане является и другое ключевое слово политического языка — прилагательное легитимный, а также производное от него отвлеченное существительное легитимность (и, соответственно, единицы с отрицанием — нелегитимный, нелегитимность). Повышение частотности употребления данных слов в последние годы находится в очевидной связи как с общей активизацией политической жизни в обществе, так и с отдельными политически значимыми событиями, например — выборами (губернаторскими, парламентскими, президентскими). Следует упомянуть, полагаем, и возникающие время от времени ситуации политической нестабильности, которые сопровождаются выражением недовольства в обществе деятельностью правительства, отдельных политиков, партийных группировок и т. п., в частности — в виде рассуждений о легитимном/нелегитимном характере власти, легитимных/нелегитимных постановлениях правительства, легитимности/нелегитимности действий ближайшего окружения президента и т. д. Слова легитимный, легитимность с легкостью употребляются политиками, журналистами, публицистами преимущественно как абсолютные синонимы лексем законный, законность. Вместе с тем отмечаются (с начала 90-х гг.) и случаи иного семантического наполнения данных имен. Целесообразным поэтому представляется проведение детального анализа большого массива примеров употребления имен легитимный, легитимность в современной речевой практике.

Для начала отметим, что по происхождению слово легитимный это — заимствованная единица, восходящая к латинскому legiimus (законный). Первая ее безударная фиксация, по данным БАС, отмечается в 1866 г. — в 1-ом изд. Словаря иностранных слов А. Д. Михельсона, ударная — в 1915 г. в Словаре русского языка, составленном Вторым отделением АН. В тех же источниках впервые фиксируется слово легитимность. Позднее легитимный и его производные включались в толковые словари русского литературного языка, как правило, среднего и большого объема. БАС, например, содержал 10 единиц этого гнезда: легитимация, легитимный (и легитимно), легитимность, легитимизм, легитимизовать, легитимировать, легитимист, легитимистка, легитимистский (т. 6, с. 103). Сходным был состав слов в МАС-1 (в него не было включено существительное легитимность, однако давался страдательный глагол легитимизоваться). В МАС-2 число единиц сократилось почти вдвое; остались: легитимация, легитимизм, легитимизовать, легитимизоваться, легитимный (т. II, с. 168). Краткие толковые словари, в том числе последнего времени — в значительной степени отражающие особенности современного словоупотребления (например Ожегов, Шведова 1992; Лопатин, Лопатина 1994]), имен легитимный, легитимность не содержат. Следует отметить, что в словари иностранных слов прилагательное легитимный вошло только в 90-е гг. (назовем Современный словарь 1992; Музрукова, Нечаева 1995]), хотя в справочниках этого типа ранее давались некоторые его производные (легитимация, легитимист). Новейший Толковый словарь иноязычных слов содержит статью ЛЕГИТИМНЫЙ, внутри которой (в соответствии с принципами словаря) указывается непосредственно образованное от данного слова существительное Легитимность Крысин 1998, с. 388].

Одноаспектные — орфографические и орфоэпические — словари до последнего времени фиксировали только наименования производного характера. Исходное слово гнезда первым из словарей этого типа включил Русский орфоэпический словарь 1999, с. 442-443]. Именно в этом словаре гнездо представлено в наиболее полном виде (оно содержит 15 единиц; для сравнения укажем, что в самом большом Словообразовательном словаре – Тихонов 1990] — гнездо состоит из 13 слов).

Дефиниция прилагательного легитимный в толковых словарях сводится обычно к переводному эквиваленту этимона, то есть к слову законный. Иногда дефиниция расширяется за счет описательного толкования; ср. в БАС: «согласный с законом, законный», в Словаре Крысина: «законный, находящийся в соответствии с действующим в данном государстве законом». Заметим, что пометы, указывающие на ограничения в сфере использования имени, отсутствуют во всех словарях, кроме последнего: здесь прилагательное сопровождается пометой юр. Иллюстрациями служат единичные словосочетания: легитимная власть, легитимные права, легитимное постановление. Производное существительное легитимность примерами, как правило, не сопровождается.

Анализ употребления слов легитимный, легитимность в материалах СМИ 1995-1998 гг. показывает, что во многих примерах их смысловое наполнение совпадает с толкованиями, приводимыми в словарях. При этом выявляется тенденция к расширению ряда существительных, сочетающихся с ними. Содержательно эти существительные соотносятся преимущественно с различными реалиями из сферы политики. Приводя ниже иллюстрации преимущественно в виде речений, специально подчеркнем, что при выявлении значений рассматриваемых слов учитывался более широкий контекст их употребления. Итак: легитимный порядок, парламент, государственный деятель; легитимная политика, партия; легитимное должностное лицо; легитимные органы власти, выборы; сформировать правительство на легитимной основе. И соответственно: легитимность органов власти, кабинета (министров), действий правительства, выборов, политики; признать/не признать легитимность чего-л. Ср. также: «Первая тактическая победа оппозиции в этот момент — сохранение кворума, съезд легитимен, может работать и принимать решения.» (МН. 10-17.11.96); «Если не будет проверяющих во время выборов], всегда потом можно сказать, что были нарушения. И легитимность новой власти подвергается сомнению.» (Изв. 23.01.97) и т. п. Аналогичны, хотя и малочисленнее, примеры с образованиями нелегитимный/нелегитимность: нелегитимный парламент, нелегитимные органы власти, нелегитимность постановления и под. Все рассмотренные и подобные им употребления слов легитимный, легитимность находятся (в плане семантики) в рамках, определенных толковой лексикографией, то есть синонимичны словам законный, законность.

: особенности официально-делового и научного стиля, стандарты, оформление и языковые конструкции деловых писем, личных, административно-организационных и других документов