На ничейной земле История командира

На ничейной земле История командира диверсионной группы Историю прислал Карэн Исагулиев Мой дед, Исагулиев Иянес Паруйрович, единственный раз коснулся темы войны, когда я, придя из школы, начал пересказывать ему рассказ «В списках не значится» о том как осенью 41го гдето под Смоленском солдат отправили в бой без документов. Дед послушал, улыбнулся и сказал, что и он тоже воевал без документов, тоже под Смоленском и тоже осенью 41го. Больше он никогда и ничего не рассказывал. Боевых орденов у него не было, медали только юбилейные и «За победу над Германией». Дед всегда был очень добрый, старался обходить любые конфликты и я совершенно не мог представить его на войне. Все остальное я узнал только после его смерти. На поминках было много его сослуживцев, которые и рассказали о нем то, чего так и не рассказал он сам. Дед был капитаном НКВД и, командуя диверсионной группой, взрывал заводы и другие важные объекты, которые не успевали эвакуировать.

При уничтожении какогото из оставленных заводов (почемуто кажется что  в Вязьме) в составе группы был директор этого завода он до войны строил его, потом руководил им, а вот теперь должен был указать на заводе места для заложения взрывчатки. Когда рухнула взорванная заводская труба, одновременно с ней упал и директор не выдержало сердце. Диверсионная группа действовала на ничейной земле, шла последней позади отступающей Красной Армии, сталкиваясь с передовыми частями немцев. При перестрелке во время такого столкновения одновременно кончились патроны и у деда, и у немецкого офицера.

Оба бросились к убитому солдату, рядом с которым лежал автомат. В короткой рукопашной схватке дед с маху ударил немца ногой в пах, а немец оглушил его рукояткой пистолета по голове. Но дед успел прийти в сознание раньше… Этот эпизод ему снился до конца жизни, несколько раз он во сне разбивал ногу об стену и просыпался с бешенными глазами. Потом дед командовал батальоном в Иране. Линии фронта не было, батальон занимал несколько горных селений. По ночам исчезали солдаты, а наутро в домах, где они  размещались, обнаруживали следы замытой крови.

Несколько раз обнаруживали страшно изувеченные трупы своих. Местные жители улыбались и «ничего не знали». Дед вовремя понял, что надо делать и сумел сохранить батальон почти полностью. Похожие слухи много после ходили о войне в Афганистане. За свои действия был представлен одновременно к ордену Боевого Красного Знамени и под военный трибунал.

Ордена не получил, но и наказания избежал. В 43м году дед был то ли комиссован, то ли по другим причинам демобилизован из армии, работал в прокуратуре. Его военных фотографий не осталось, наверно, их и не было всетаки НКВД; в военной форме, с погонами он всего на двухтрех фото. Дедушка, я так много не успел спросить у тебя… Вскоре после твоей смерти начали расшатывать и быстро развалили страну, которую ты защищал у нас все теперь подругому. Но жизнь продолжается твоя правнучка уже ходит в школу.

1457 >  Другие истории «Всем смертям назло»: Война в эпизодах Спутник партизана: Рукопашный бой. Инструкция для партизан Пресса о войне: Погружение в прошлое. Трагический конец подводной лодки U1195