Основные особенности творчества Гофмана

Эрнст Теодор Амадей Гофман явился на литературной авансцене тогда, когда формирование основ романтизма уже состоялось. Как мыслитель Гофман выступает наследником Енской школы. Требования, которые там были выдвинуты к идеальному художнику — универсальность искусства, концепция романтической иронии, синтез искусств — было в полной мере реализовано в его творчестве. Но между Енцами и Гофманом существовала существенная разница: первые были наполнены радостной уверенностью в том, что романтическое «я» поэта имеет возможность подняться над действительностью, через иронию снять противоречие. Они верили в то, что фантазия является более реальной, чем реальность, и наличие способности к фантазии воспринималась ими как возможность абсолютной свободы, как освобождение от власти материи.

Герой Гофмана также воспринимает реальный мир в ироническом плане и старается вырваться из его кандалов, но писатель иронизирует и над этой мечтой-утопией, и над своим героем-чудаком, понимая бессилие романтического «я» перед жестокой силой реальности. Особое внимание Гофман сосредоточивает на личности художника. Практически все его творчество — от музыкальных новелл ( «Кавалер Глюк», «Дон Жуан» ) до романа «Жизненные убеждения кота Мурра» – посвящено теме столкновенья между художником и вульгарной средой, которая его окружает.

Первая книга Гофмана, «Фантазии в манере Калло. Письма из дневника странствующего энтузиаста» (1814 — 1815) утверждает: художник — не профессия, художник — образ жизни. Таким есть Ансельм из новеллы «Золотой горшок. Сказка из новых времен» ( 1814 ). Уже эта ранняя новелла демонстрирует основные особенности творчества Гофмана: в ходе изображения материального мира он мастерски передает колорит через эстетичную деталь (действие новеллы проходит в Дрездене, город легко узается), реально отображает тенденции, которые существуют в мире немецкого бюргерства (мечты Вероники являются типичными мечтами духовно ограниченной личности женского пола).

Одновременно «Золотой горшок», так же, как и «Крошечка Цахес, по прозвищу Циннобер», ошеломляет своей чудной фантастикой. Но чем более неимоверным есть приключение, тем становится более очевидным — все это является плодом неудержимой выдумки писателя, все это является сказкой. Роман «Эликсиры Сатаны» (1816 ) примыкает к традиции «готического романа» конца ХVIII ст. Об этом свидетельствует авантюрный сюжет, запутанные отношения между персонажами, образ двойника, мотивировки, которые являются связанными с религиозными мотивами греха и искупления. И в тот же время Гофмана отделяет от произведений Уолпола, Радклиф и других авторов «готических романов» некоторая существенная грань: какими бы интересными не были многочисленные приключения Медарда, более значимыми и интересными для автора представляются те процессы, которые происходят в душе героя, которую раздирают противоположные чувства. Гофман показывает: человеческую душу нельзя постигнуть рационально, и потому от человека можно ждать каких-нибудь поворотов в поведении: от преступления до самопожертвования.

Вообще Медард является не столько греховным, сколько зависимым от судьбы. Такой подход пугал многих читателей Гофмана. Гегель, например, определил творчество Гофмана как «болезнь духа», Скотт отрицал «сумасшедшие фантазии». Вообще, писатель не столько захватывал, сколько пугал современников.

Но его взнос в процесс развития художественного психологизма нельзя возразить. Еще Герцен выделял в творчестве Гофмана в первую очередь изображения «странных психических явлений». Гофман является певцом «ночной стороны души», и в этом он является сыном своего времени. В начале ХIХ ст.

появлялось немало книг, посвященных проблеме сновидений, гипноза и т. д. Особенно популярными были книги Г. Г. Шуберта «Раздумья о ночной стороне природоведческих наук» ( 1808 ), «Символика сна» ( 1814 ) . Гофман был лично знаком с Шубертом, принимал участие в сеансах гипноза в клинике знаменитого психиатра доктора Маркуса ( Бамберг ). Качества человеческого сознания Гофман осмысливал с позиций идеализма.

Героиня новеллы «Песочный человек» ( 1816 ) Клара противостоит впечатлительному Натаниэлю, которого, начиная с детства, преследует таинственной Коппелиус. «Пока ты в него веришь — он существует: его сила держится в твоей вере», — утверждает Клара. Но она не может спасти Натаниэля от самоубийства. Человечество вообще предстает в творчестве Гофмана в пессимистической окраске.

Например в повести «Майорат» борьба за старшинство и право наследования порождает вражду между членами семьи, доводит до отцеубийства и братоубийства. Философия и сатира, трагическое и забавное существуют рядом в романе «Жизненные убеждения кота Мурра» (1819 — 1821), который считают вершиной творческого пути писателя. Чудная композиция книги представляет собой биографию кота и историю придворной жизни в карликовом немецком княжестве, которые предоставлены параллельно через интересный прием смешения заботливо сохраненных мемуаров Мурра и макулатурных писем «какого-то капельмейстера Крейслера», перемешанных и позабытых. Кот использовал заброшенные на чердак записки уже умершего музыканта и на оборотной стороне писем «создал» собственное произведение. Фраґментарность записок Иоганнеса Крейслера придает роману объемность, многомерность, тем паче, что в макулатурные письма вписывается несколько сюжетных линий. Образ Мурра в гротескном плане отображает психологию немецкого филистера и психологию материального мира вообще. Не смотря на образованность и умение использовать романтические клише, кот остается котом.

Это псевдоромантик, за «высокими раздумьями» которого кроется постоянный животный интерес к собственной безопасности, хорошей пище, физиологической любви и тепленькому городку на подушке. Крейслер — образ частично автобиографический, также, как и автор, он — профессиональный музыкант. Иоганнес странствует разными немецкими княжествами и нигде не находит приюта. Почти все его начинания заканчиваются трагически из-за нежелания к какому-либо компромиссу. Он служит только высокому искусству, но всегда вынужден возвращаться в реальность, которая удручает и оказывает сопротивление. Даже любовь романтика несет в себе смертельную опасность, ведь она не столько приводит к счастью, сколько обрекает на сумасшедшую печаль о недосягаемом идеале.

Большая книга «Серапоновые братья» ( 1819 — 1820 ) представляет собой сборник очень разных по жанру новелл, обрамленных единой новеллой-драмой» о четырех друзьях-писателях. Они поочередно читают свои произведения и представляют четыре разных эстетичных позиции. Но всех их объединяет чтимый ими образ нелюдима Серапиона и требование: фантазия является реальней действительности. Гофман включил в сборник произведения разных лет: здесь есть новеллы на историческую тему ( «Дож и Догареса» ), новеллы о музыкантах и художниках («Фермата», «Артусов зал» ) и озаренная праздником сказка «Щелкунчик, или Мышиный король», которая навечно вошла в круг детского чтения, и которую прославил своей музыкой П. И.

Чайковский. Особого внимания заслуживает повесть «Мастер Мартин-Бочар и его ученики» ( 1818 ) — романтическая идиллия, которая в естественном плане отображает жизнь средневековых ремесленников. В произведениях Гофмана, также, как и в произведениях многих других романтиков, отображены столкновения двух миров: материального и духовного. Два параллельных мира могут перекрещиваться (как в «Золотом горшке» ), могут не замечать друг друга, но всегда существует трагическое, хотя и иронически осмысленное противоречие между миром таланта и фантазии и миром бездуховности и ограниченности. Непонятный современниками, Гофман начал восприниматься на уровне пророка через несколько десятилетий после смерти. По, Бальзак, Достоевский, Блок, Кафка и много других художников считали Гофмана своим учителем.