Синильникова М. А. Тема светской добродетели в судьбе женщины во французском романе XVIII века

Синильникова М. А. Тема светской добродетели в судьбе женщины во французском романе XVIII века.

М. А. Синильникова

Санкт-Петербургский государственный университет

ТЕМА СВЕТСКОЙ ДОБРОДЕТЕЛИ В СУДЬБЕ ЖЕНЩИНЫ

ВО ФРАНЦУЗСКОМ РОМАНЕ XVIII ВЕКА

XXXV Международная филологическая конференция, 2006 г.

Филологический факультет Санкт-Петербургского государственного университета.

Источник: Литература Просвещения )»писатель-моралист». При этом возможно три, а может быть и более, понимания этого термина: проповедник-морализатор; объективный наблюдатель нравов; тот, кто анализирует, изучает мораль, пытаясь понять ее законы.

Размышляя о романе XVIII века, большинство писателей обращаются именно к этому последнему пониманию термина «писатель-моралист».) судьбе женщины и о ее нравственности.) героине, ее судьбе, поведению и взаимотношениям с другими персонажами романа, которых она явно превосходит богатством и яркостью образа и сложностью внутреннего мира.) читателя как XVIII, так и XXI века остаются скорее на стороне сильной, честолюбивой, умной, не лишенной кокетства и искусства обольщения героини, нежели смиренной, отрешенной и бездейственной личности.) прежде всего, в том, что такие категории, как порок, добродетель, добро и зло перестают быть постоянными и неизменными, а в зависимости от ситуации и развития конфликта взаимодействуют друг с другом, видоизменяются, тем самым ведя к переоценке традиционных понятий и к новому взгляду на них.

Итак, одним из основных понятий, которыми оперируют писатели XVIII века, является добродетель.). Новым является то, что, как говорится в статье, само по себе совершение блага уже является в высшей степени приятным и благостным для творящего добро. Таким образом, добродетель и счастье становятся практически синонимами.

Однако у таких писателей века Просвещения, как Мариво, Кребийон, а позднее Лакло, понятие добродетели приобретает новые черты и утрачивает прежнюю однозначную и, как казалось, единственно верную и неоспоримую оценку. Природе человека свойственны двойственность и противоречивость. Таким образом, такое понятие, как добродетель должно также рассматриваться с нескольких сторон, то есть комплексно, во всей своей сложности и противоречивости.

Может показаться достаточно странным то, что в романном мире писателей этой эпохи, прежде всего, у Мариво, добродетель прекрасно сочетается с такими чертами, как честолюбие, тщеславие, кокетство, амбициозность и т. д.

Следует уточнить, что в романе XVIII века речь идет о светской добродетели. Так, Марианна Мариво бесспорно добродетельная героиня, у нее от природы доброе сердце, открытая душа. Однако с самого начала романа, то есть будучи еще совсем юной и лишь начиная свой жизненный путь, она руководствуется в своих решениях чувством выгоды и стремлением удовлетворить свои желания, а не бескорыстным самопожертвованием во имя блага других. Таким образом, в романе героиня идет на жертвы скорее во имя своего блага, а не ему в ущерб.

Юная героиня еще в самом начале своего жизненного пути поступает, руководствуясь своими интересами. Прекрасно осознавая, как следовало бы поступить в данном случае по законам морали и нравственности, она все же выбирает для себя иные пути, которые привели бы ее к успеху и благополучию. Таким образом проявляются честолюбие Марианны и ее желание преуспеть и оправдать свое знатное происхождение, в котором она уверена с самого начала романа.

Еще одной новой чертой добродетели в ее светском понимании является очарование героини, а также осознание своей привлекательности для окружающих и умение этим воспользоваться. «Надо правду сказать, по части кокетства я угрожала стать опаснейшей женщиной»,