Соколов В. Д. Вечные сюжеты В. Шукшин. «Я пришел дать вам волю»

Соколов В. Д. Вечные сюжеты
В. Шукшин. «Я пришел дать вам волю» и наглый разбойник-налетчик. Широко известен эпизод с бросанием им в Волгу персидской княжны, обросший множеством легенд и народных песен (типа «Из-за острова на стержень», имеющая, между прочим, четко установленного автора , а уже в наше время ставший предметом «серьезных исторических исследований».) материала использовать иностранные источники. Еще в XVII в вышла книга голландца Я. Стрейса «Три путешествия», где последний описывая свои поразительные скитания по России, степям, Персии, упоминает и о Разине.) А. С., который считал Разина «единственным поэтическим лицом русской истории». Написанные поэтом три песни об атамане, стилизованные под народные, стали его поэтическим вкладом в литературную разинщину. Скажем прямо, в трактовке этого народного персонажа Пушкин был не оригинален, полностью следуя за «лихим разбойничьим мотивом». Вообще крестьянская тема у нашего всего оставляет желать.

Вплоть до Октябрьской революции ничего нового в освоении разинской темы не произошло, хотя Степан и вышел из литературного подполья и стал значимым персонажем в исторических и писательских темах. Громадный интерес в свое время вызвала книга Н. И. Костомарова «Бунт Стеньки Разина». Книга, хотя и традиционная по трактовке темы, насыщена массой фактов, примеров, событий и лиц. «В его речах, «Надо было бы очистить место для чистой публики». И тут же ей дерзновенно ответили: «А вы почитайте-ка Костомарова, как там Сенька эту чистую публику чистил».

Таким же буяном и бандитом предстает Стенька в одном из первых российских фильмов «Понизовая вольница» (1909, Дранков), где бородатые мужики со зверскими физиономиями лихо швыряют в воду декадентскую утонченную барышню в восточном наряде, сквозь прозрачные одежды которой весьма откровенно просвечивают соблазнительные формы.

Оценка образа Разина резко поменялась после Октябрьской революции. В ряду исторических лиц — борцов за свободу, которым предполагалось поставить памятники на городских улицах и площадях Страны Советов, был и Степан Разин. С. Т. Коненков выполнил из дерева скульптурную группу «Ватага Степана Разина». Она была установлена в Москве на Лобном месте. 1 мая 1919 г. В. И. Ленин произнес речь на открытии этого памятника. Владимир Ильич назвал С. Т. Разина одним из представителей мятежного крестьянства, отдавших жизнь в борьбе за свободу.

Таким он и прошествовал через советское искусство, выражаясь чуть ли не языком диамата. (Отметим чапыгинский роман, хотя и весьма просоветски тенденциозный, что касается крестьянского бунта, но замечательный бытописанием эпохи и экспериментированием с допетровским языком).

Василий Макарович продолжает образом Разина свою галерею чудиков. Разин чудит своими походами, своими театрализованными пьянками; бунт с перепуганными глазами, будто ему сообщили, что у него прорвало трубу горячего отопления и вода хлещет по подъезду, прибежал и сделал моему знакомому выговор: «Ты что же делаешь, не понимаешь разве, что за такие вещи нас по головке не погладят?». И, разумеется, он снял статью, исключительно «в интересах дела. Иначе нашу лавочку просто прикроют» (Им предполагалось, что насчет лавочки он иронизировал, хотя усмотреть тут какой-либо намек на иронию весьма невозможно).

Когда шукшинские чтения только организовывались, один из главных (по его словам) инициаторов этого проекта встретил от тогдашнего руководства немалые возражения: «Шукшин?! Да он же пил запоем». «Но мы, , который на дух не выносил живого Шукшина и даже встречаться с ним отказывался, когда тот приезжал к нам,