Сюжет, проблематика, образы одной из поэм Есенина Есенин С. А

Сюжет, проблематика, образы одной из поэм Есенина поэм С. А.Есенина. («Черный человек»). Черный человек, присевший на кровать к поэту, обладает способностями ясновидения. Он вобще-то молчит, заставляя кричать самого Есенина, но его молчание страшнее слов. …Будто хочет сказать, что я бездельник и вор, Так бесстыдно и нагло обокравший кого-то. И напрасно любое оправдание. В диалоге с собственной памятью, с собственной совестью не бывает правых. Черный человек’ Ты не смеешь этого!

Ты же не на службе живешь водолазовой. Что мне до жизни скандального поэта? Пожалуйста, другим читай и рассказывай. . Прочли другие. Мы с вами. Прочли и в очередной раз восхитились могучим талантом писателя. Сергей Есенин считал, что революция сделает Россию великой Крестьянской Республикой, страной Хлеба и Молока, кормилицей и поилицей всего мира. В стихотворении «Инония» он выразил свое представление об идеальной стране.

Инония — это условное место ладной крестьянской жизни. Он называл себя пророком Сергеем Есениным, говорящим «по Библии» о том, что на смену христианскому раю идет крестьянский рай — Инония. В есенинском стихотворении отразились чаяния и надежды русского крестьянства, его своеобразный духовный мир. Но шли годы, а желанный рай не наступал. Перед Есениным все чаще вставал мучительный вопрос: «Куда несет нас рок событий?» Ответить на него было нелегко. Душа поэта сжималась от боли при виде страшных следов войны и разрухи. Перед его глазами встают голодные опустевшие села, неухоженные поля, трещины на сожженной мертвой земле.

Тогда-то и рухнули мечты поэта о «Граде Инонии». Тогда-то и появился образ черного человека, который вскоре будет водить пальцем по мерзкой книге «и, гнусавя надо мной, как над усопшим монах», прочтет худшие страницы из биографии поэта. В поэме на редкость мало уделено внимания природе. Известно, что у Есенина природа, подобно человеку, поет и плачет, грустит и радуется. Многие его стихи — это поэмы о березе, которая стала своеобразным символом всего русского Читаешь и ощущаешь «зеленое» дыхание берез, «свежий и горький» запах «милых березовых рощ». Неброская, но трогательная, щемящая красота отличает есенинскую березку в «юбочке белой», которая остается непостижимо прекрасной в своем зеленом наряде. Тут же природа под стать черному визитеру: Ночь морозная, тих покой перекрестка, Я один у окошка — ни врага, ни друга не жду.

Вся равнина покрыта сыпучей и мягкой известкой, И деревья, как всадники, съехались в нашем саду. Даже птицы у него в ночи неприятные, без имени: Где-то плачет ночная, зловещая птица, Деревянные всадники сеют копытливый стук… А ночь длится, ритм поэмы ломается, как это и положено во время исповеди. Не знаю, не помню… В одном селе… Может, в Калуге, а может, в Рязани…

Где тот беззаботный мальчик с голубыми глазами? Где та женщина «сорока с лишним лет», которая навсегда останется для Есенина «скверной девочкой и моею милой»? Поэзия того времени уже попала под жесткий пресс «диктаторов пролетариата». Молодежь с упоением поет «агитки Бедного Демьяна», а стихи большого поэта мало кому интересны: Язык сограждан стал мне как чужой, В своей стране я словно иностранец…

Моя поэзия здесь больше не нужна, Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен… Лирический герой поэмы, в котором угадывается автор, делает «множество открытий», обращая внимание на бедный, неприглядный быт, подгнившие кресты на кладбище. Но, кроме внешних перемен, в родной деревне произошли внутренние изменения: в семье наметился раскол. Сестры-комсомолки, как Библию, читают «Капитал», выбрасывают иконы, причиняя этим страдания глубоко религиозному деду.

Ах, милый край! Не тот ты стал, Не тот. Да уж и я, конечно, стал не прежний. И все это с особенной силой проявляется в «Черном человеке», где поэт с какой-то мазохистской страстью занимается самобичеванием. Мир наполнен дремой, и длинноволосый урод читает стихи прыщавой курсистке, «половой истекая истомою». Но всему бывает конец.

Ночь признаний тоже завершается. Умирает месяц, «синеет в окошко рассвет», поэт один перед разбитым зеркалом собственной души. Первый шаг к гостиничному номеру «Англетера» сделан.