Волшебство любви в стихотворениях А. С. Пушкина

Волшебство любви в стихотворениях А. С. Пушкина

Волшебство любви в стихотворениях А. С. Пушкина 1. Образец поэтического совершенства. 2. Магическое заклинание. 3. Гений чистой красоты. Любовная лирика Александра Сергеевича Пушкина переполнена светлыми чувствами и нежными словами в обращении к женщине. Любовная тематика раскрывает нам глубокие переживания лирического героя. Мы просто зачитываемся такими стихотворениями, как «Погасло дневное светило…» (1820), «Я пережил свои желанья…» (1821), «Храни меня, мой талисман…» (1825), «К***» («Я помню чудное мгновенье…», 1825), «На холмах Грузии лежит ночная мгла…» (1829), «Я вас любил: любовь еще, быть может…» (1829) и др. Лирический герой в произведениях о любви самоотвержен, благороден, нам видна глубина и сила его чувства. Он прекрасен во всем — потому что честен и требователен к себе. «Я вас любил: любовь еще, быть может, /В душе моей угасла не совсем; /Но пусть она вас больше не тревожит; /Я не хочу печалить вас ничем». Любовь в лирике Пушкина обладает волшебной силой, способной поднять лирического героя над мелким и случайным, бытовым и никчемным. «И сердце бьется в упоенье, /И для него воскресли вновь /И божество, и вдохновенье, /И жизнь, и слезы, и любовь» («К***»). Эта сила возникает из-за самоотверженной и горячей любви лирического героя. Он не требует ничего от своей возлюбленной. Подобное высокое благородство, искренность и чистота любовного переживания с пушкинской простотой и глубиной передается в стихотворении «Я вас любил: любовь еще, быть может…». Это стихотворение можно назвать образцом поэтического совершенства и идеалом любви. Оно построено на безыскусном и вечно новом трепетном признании: «Я вас любил».

Оно повторяется три раза, но каждый раз в новом контексте, с новой интонацией, передающей и переживание лирического героя, и драматическую историю любви, и способность понять и подняться над своей болью ради счастья любимой женщины. «Я вас любил безмолвно, безнадежно, /То робостью, то ревностью томим; /Я вас любил так искренно, так нежно, /Как дай вам Бог любимой быть другим». Магия этого стихотворения в обнаженной простоте чувств и эмоций, что переполняют лирического героя. Нас до глубины души поражает свойственное очень немногим бескорыстие любовного чувства, искреннее желание возлюбленной счастья, может, не с ним, но с другим, любимым ей человеком.

В формировании такой поэтической атмосферы играют огромную роль параллели и повторы однотипных конструкций: «безмолвно, безнадежно»; «то робостью, то ревностью»; «так искренно, так нежно». Эти повторы создают энергию и одновременно элегическую наполненность поэтического монолога, который заканчивается гениальной и, несомненно, искренней пушкинской находкой — исповедь сменяется страстным и прощальным пожеланием: «…Как дай вам Бог любимой быть другим».

В стихотворении «Я пережил свои желанья…» образ возлюбленной практически не появляется, но мы видим снова переживания и трепет души лирического героя. «Я пережил свои желанья, /Я разлюбил свои мечты; /Остались мне одни страданья, /Плоды сердечной пустоты». В лирическое обращение вторгается природная стихия. Именно она способна воплотить в своих проявлениях всю бурю чувств главного героя. «Под бурями судьбы жестокой /Увял цветущий мой венец…

». И в последней строфе лирический герой сравнивает себя с одиноким листком на ветке. Кругом зима, а значит, холодность чувств и равнодушие любимой. И только маленький листочек напоминает нам о том, что уже давно прошло лето и осенняя печальная пора, так любимая Пушкиным. От всего природного великолепия осталась только память и боль в сердце лирического героя.

«Так, поздним хладом пораженный, /Как бури слышен зимний свист, /Один — на ветке обнаженной /Трепещет запоздалый лист!..» В этом стихотворении, как и в прежнем, нет постоянного повторения одного и того же заклинания «я вас любил», но этим оно не уступает своей эмоциональной наполненностью. Любовь и в этом случае осталась безответной. Причина одиночества лирического героя в стихотворении «Я пережил свои желанья…» остается за кадром. Мы не знаем, что послужило причиной расставания с возлюбленной, но герой и здесь не мстит ей, просто он пережил свои желанья и разлюбил свои мечты. Но любовь в творчестве Пушкина несет не только боль и разочарования, она способна окрылять лирического героя.

В стихотворении «К***» («Я помню чудное мгновенье…») новое глубокое чувство сравнивается с чудным мгновением. «Я помню чудное мгновенье: /Передо мной явилась ты, /Как мимолетное виденье, /Как гений чистой красоты». Может необычность обстановки при встрече и послужила причиной, по которой появление новой незнакомки стало чудным мгновением в жизни лирического героя. И снова она облекается вуалью «недоступности». Герой именует ее мимолетным видением. Только такое, что-то неуловимое, воздушное и легкое, могло стать гением чистой красоты.

Это наивысшая ступень поклонения женщине в творческом наследии Пушкина. Наверное, каждой девушке было бы приятно услышать подобные слова в свой адрес.

А вот адресат Александра Сергеевича Пушкина тоже известен — это Анна Керн, гостившая у своих родственников недалеко от Михайловского, где в это время находился поэт. И дальше в стихотворении идет просто рыцарское почитание женщины. Она, словно прекрасная дама, что вдохновляет на «подвиги» главного героя. Он продолжает ее любить на расстоянии: «Звучал мне долго голос нежный /И снились милые черты».

Но и женская красота, подобная в стихотворении «божественной силе», постепенно теряет свои очертания. «Шли годы. Бурь порыв мятежный /Рассеял прежние мечты, /И я забыл твой голос нежный, /Твои небесные черты».

И наступает царство мрака для лирического героя, ведь с ним даже в воображении нет этого лучик света. Все становится безрадостным и бессмысленным без любимой и ее облика. И даже слезы «высохли». «В глуши, во мраке заточенья /Тянулись тихо дни мои /Без божества, без вдохновенья, /Без слез, без жизни, без любви».

И только божественная сила, воплощенная в облике гения чистой красоты, смогла снова пробудить в лирическом герое мелькнувшую надежду на воскрешение и дальнейшую жизнь. > Любовная лирика Пушкина наполнена, словно драгоценный сосуд, искренней, настоящей, рыцарской любовью к женщине. Образ возлюбленной становится для лирического героя вдохновением на жизненном пути. И каким бы ни было ее ответное чувство, он страстно готов любить объект своего поклонения.

Мягко и нежно волшебство любви касается каждого читающего подобные стихотворения великого поэта.