ЗНАКИ «ПРЕПИНАНИЯ»

С. Друговейко-Должанская, www. grmm. ru

В современной поэзии принципиальной становится как ситуация отсутствия знаков препинания в тексте (благодаря чему устраняются границы между синтагмами и каждая словоформа оказывается включенной во множество сочетаний) 6, так и ситуация появления знаков препинания внутри слова 7. Однако такую возможность употребления знаков препинания демонстрирует и прозаический текст: «Выпадало одно звено — одно, но самое важное: почему Филипп Кодрин отказался от наслед…ства? — Свой вопрос я закончила уже в бассейне: вероломная Монти за ноги стянула меня в воду» (Виктория Платова. Ритуал последней брачной ночи. — М.: Изд-во Эксмо, 2003. С. 285). Пример постановки многоточия внутри слова свидетельствует о расширении эмоционально-экспрессивных функций этого знака, который становится показателем не только паузы, прерывистости в речи, но и психологического напряжения.Могут появляться внутри слова и другие знаки препинания — например, скобки. Так, книга одного из ведущих представителей Люблянской школы теоретического психоанализа, философа и социолога Ренаты Салецл носит название «(Из)вращения любви и ненависти» (М.: Художественный журнал, 1999). Парные скобки употребляются здесь в своей обычной функции — знака препинания, выделяющего такой текстовый элемент, который осознается как вставной и содержит добавочные замечания, пояснения к основной части текста. Подчеркнутая выделительными скобками самостоятельность, отчужденность, «остраненность» элемента «Из«, который и в языковой системе имеет двойной статус — предлога и приставки — и расположен перед полнозначным словом «вращения» провоцирует читателя на двоякое (как минимум) прочтение названия книги Салецл: ее труд может быть посвящен описанию как самих «извращений любви и ненависти», так и того результата, который возник из этих вращений. В заглавии романа недавних лауреатов премии «Национальный бестселлер» Гарроса и Евдокимова — «голово]ломка» (СПб. — М., ООО «Издательство «Лимбус Пресс»», 2003) — представлены скобки иной конфигурации, так называемые «квадратные». «Квадратные и фигурные скобки обычно употребляются в некоторых научных текстах (например, в математических, где они указывают порядок совершения действий)» 8, — утверждает пунктуационный регламент. Очевидно, что квадратные скобки, в отличие от обычных круглых, осуществляют, помимо выделительной, еще какую-то специальную функцию: «Чаще употребляются круглые скобки — ( ), все другие — когда не хватает круглых или в специальных целях» 9. Можно предположить, что авторам (или же редактору) книги Не хватило круглых скобок именно потому, что слово Головоломка не делится надвое «без остатка»: хотя каждая из его частей и имеет самостоятельное лексическое значение, но элемент Голово не может восприниматься читающим как отдельное грамматическое целое.Приведенные примеры показывают, что традиционное определение функции скобок в современном русском языке: «какая-то часть текста, Не менее слова (выделено нами — С. Д.-Д.), находится как бы внутри таких знаков и разводит их на части» 10 — сегодня требует некоторого уточнения. Помимо традиционных пунктуационных знаков, составляющих ядро пунктуационной системы, на ее периферии существует еще и немалое количество иных графических неалфавитных средств выделения того или иного фрагмента текста — метаграфем, или параграфем 11. Так, средством распределения информации в тексте по значимости могут служить Курсив, р а з р я д к а, Шрифт, Подчеркивание. В романе Дмитрия Быкова «Орфография. (Опера в трех действиях)» (М.: Вагриус, 2003) шрифтовые и курсивные выделения приобретают статус текстообразующих элементов, о чем автор в «Предисловии» и предупреждает читателя: «Принадлежность «Орфографии» к жанру оперы предполагает ряд особенностей: вставные номера, дивертисменты, длинные арии, театральные совпадения, условности и пр. Классические оперы давно изданы на компакт — дисках в облегченном виде — увертюра, пять — шесть лучших арий, кульминация, финал. К сожалению, у автора нет возможности издать свою прозаическую оперу в двух вариантах, — к тому же ему видится в этом априорное неуважение к читателю. Поэтому, стараясь сделать сочинение удобным для широкой аудитории, он выделили курсивом места, которые можно пропускать без особого ущерба для фабулы, а полужирным шрифтом — те, которые сам он относит к «хитовым»».Подобный прием позволяет читателю самостоятельно моделировать текст, создавать новую текстовую реальность, поль